Кола-Рыба

Domino's Pizza

Итальянская народная сказка

 Кола-Рыба  Когда-то в Мессине жила одна женщина, и у нее был сын по имени кола, который с утра до вечера купался в море. Мать звала его с берега:
          — Кола! Кола! Выходи наконец из воды. Ты же не рыба!
 Но, что ни день, сын ее заплывал все дальше и дальше. И у матери от постоянного крика даже грудь заболела. Однажды он так долго заставил мать кричать, что терпенье ее лопнуло, и она воскликнула в гневе:
     — Чтоб ты стал рыбой!
    Видимо, небесные врата в этот день были открыты: материнское проклятие было услышано, и вмиг мальчик стал получеловеком, полурыбой. Между пальцами у него выросли перепонки, как у утки, а шея стала как у лягушек. На землю Кола больше не вернулся, и мать, потеряв надежду дождаться его, вскоре умерла.
    Слух о том, что в проливе около Мессины появился получеловек, полурыба, дошел до самого короля. Он велел всем морякам, как только кто-нибудь из них увидит Колу Рыбу, передать, что король хочет говорить с ним.
    Как-то один моряк заплыл далеко в море и увидел Колу Рыбу, который проплывал неподалеку.
    — Кола, — сказал он, — король Мессины хочет поговорить с тобой.
    Кола тотчас поплыл к королевскому дворцу.
    Король встретил его, ласково улыбаясь.
    — Кола Рыба, ты такой хороший пловец. Спустись на морское дно, проплыви вокруг Сицилии и потом расскажи мне, где море глубже всего, и обо всем, что увидишь,
    Кола повиновался и поплыл вокруг Сицилии. Скоро он вернулся и рассказал, что на морском дне видел горы, долины, пещеры и самых удивительных рыб, но страшно ему стало только один раз, когда у мыса Фаро он не мог достать дна.
    — Но на чем же тогда держится Мессина? — удивился король. — Нырни-ка снова и посмотри, на чем стоит мой город.
    Кола нырнул и пробыл под водой целый день, а когда вынырнул, сказал королю:
    — Мессина стоит на скале, а эту скалу поддерживают три колонны: одна из них прочная, другая—с трещиной, а третья — разрушена.
                     О Мессина, Мессина,
                     В день печальный
                     Поглотит тебя пучина.
    Король был потрясен этим известием и послал Колу Рыбу в Неаполь посмотреть, что находится под вулканами. Кола нырнул глубоко в море около Неаполя и потом рассказал, что встретил на своем пути сначала холодную воду, затем горячую, а в некоторых местах потоки пресной воды. Король не хотел этому верить, но Кола попросил дать ему две фляги, нырнул и наполнил одну из них горячей, другую — пресной водой…
    Теперь королю не давала покоя мысль, что у мыса Фаро в море нет дна. Он снова позвал Колу Рыбу в Мессину и сказал:
     — Кола, ты должен сказать мне, какова глубина моря у мыса Фаро, хотя бы приблизительно!
    Кола нырнул и пробыл под водой два дня. А когда выплыл,  сказал, что дна он так и не увидел, потому что на большой глубине откуда-то снизу поднимался столб дыма и мутил воду.
    Снедаемый любопытством, король сказал:
     — А ты прыгни в море с маяка у мыса Фаро.
     Маяк этот был на самом конце мыса. Когда-то там стоял часовой, он трубил в горн и размахивал флагом, чтобы предупредить проходящие корабли об опасном течении.
     И Кола Рыба прыгнул в море с башни.
     Король ждал день, ждал два, ждал три дня, но Кола не появлялся. Наконец он выплыл, но был бледен как мертвец.
     — Ну что там. Кола? — спросил король.
     — Я до смерти испугался. Я видел рыбу, в ее пасть вошел бы целый корабль! Чтобы не попасть ей в глотку, я спрятался за  одну из колонн, на которых держится Мессина.
    Король слушал с открытым ртом, но так и не услышал самого главного: какая же глубина у мыса Фаро,-и проклятое любопытство не давало ему покоя.
     — Нет, ваше величество, не стану я больше нырять. Мне страшно, — сказал Кола.
    Видит король, трудно упросить человека-рыбу; снимает с себя корону, всю усыпанную драгоценными камнями, и бросает в море…
    — Достань ее. Кола!
    — Что вы сделали, ваше величество, ведь это корона вашего государства!
    — Да, равной ей нет в мире! Нырни и достань ее. Кола!
    — Как вам угодно, ваше величество, я нырну,- отвечал Кола, — но чувствует сердце, не вернуться мне из пучины. Велите дать мне горсть чечевицы. Буду в силах — вернусь, а всплывет чечевица — не ждите меня.
    Зажал он в кулаке чечевицу и бросился в море. Ждали его ждали, много времени прошло, и вот на поверхности воды показалась чечевица.
    Но человека-рыбу ждут до сих пор.