Часть 4. Серебряный обруч

mothercare.ru

Часть 4. Серебряный обруч

Содержание

В гостях у рудокопов
Обруч начинает действовать .
Ратные подвиги Ойххо
Новые заботы Урфина Джюса
Встреча с Кагги-Карр
Королева полевых мышей
В новой тюрьме
За усыпительной водой
Освобождение
Чудовищный обман
Финальная игра

 

          В гостях у рудокопов

 

       Оставив старый фургон, путешественники вскоре увидели перекрёсток, от которого расходились три дороги. На указателе было три дощечки: на первой — «ДОРОГА ТУДА», на второй — «ДОРОГА СЮДА», а на третьей была надпись «ДОРОГА ВЖК».
    — Вот это нам и нужно! — обрадовалась Энни.
    — А что это значит? — с недоумением спросил Тим.
    — Неужели не понимаешь? Дорога, вымощенная жёлтым кирпичом, — объяснила девочка. — Она точь-в-точь такая, какой я представляла её себе по Эллиным рассказам. Я словно вижу, как Элли шагает по ней в волшебных серебряных башмачках, а за ней трусит её верный Тотошка…
    — Ты очень кстати об этом заговорила, — отозвался Артошка из мешка. — Я сам не прочь пробежаться по этой чудесной гладкой дороге, а то у меня совершенно затекли лапы.
    Тим и Энни спустились с мулов, дали свободу собаке. Ребята неторопливо зашагали по жёлтым кирпичам, лоснившимся от времени.
Мулы следовали за ними. Артошка весело шнырял по кустам, облаивая белок, а те отругивались с высоких веток.
    Энни невыразимо странно было думать, что она идёт по той самой сказочной дороге, которая снилась ей в первые годы жизни, по дороге, где Элли когда-то встретила Страшилу, Железного Дровосека, Трусливого Льва… Девочка дрожала от страха: ей чудилось, что за кустами прячется страшный Людоед, и он вот-вот схватит её, как в давнее время схватил Элли. Но Людоеда уже десять лет не было на свете, его зарубил Железный Дровосек.
    Переночевав в лесу, путники к полудню следующего дня начали замечать, что приближаются к поселению рудокопов. Тропинка превратилась в широкую дорогу, по краям которой шумели от ветра пшеничные поля и цвели сады. А в одном месте крестьянин вспахивал поле на Шестилапом, глаза которого были плотно завязаны. Как видно, зрение этих подземных чудищ всё ещё не приспособилось к яркому свету солнца.
   Часть 4. Серебряный обручТим и Эннис любопытством рассматривали странного зверя с грубой белой шерстью, с большой круглой головой, с круглым туловищем, с шестью толстыми круглыми лапами. Шестилапый был так силён, что свободно тащил огромный плуг, отворачивая широкие пласты чёрной земли.
    Со своей стороны хлебопашец тоже во все глаза смотрел на незнакомцев, которые проезжали мимо него на диковинных животных, прежде не виданных в Волшебной стране.
    Не доезжая до села, ребята заметили в стороне от дороги небольшой завод, откуда доносился шум станков и звон молотков по наковальням.
Рудокопы, переселившись наверх, продолжали обрабатывать металлы, добываемые внизу, в Пещере.
    Появление Тима и Энни в селении произвело большой переполох. Из красивых высоких домов с красными крышами выбегали взрослые и дети, и скоро наши путники оказались в кольце любопытных. У рудокопов были длинные бледные лица, а глаза их на мгновение поднимались на путников и снова опускались к земле.
    Высокий худощавый старик с длинной седой бородой представился ребятам:
    — Ружеро, правитель Страны рудокопов!
    — О, я много слышала о вас от сестры, —  живо откликнулась Энни. — Это вы были последним Хранителем времени в Подземной стране?
    Ружеро улыбнулся.
    — Не думал я, что обо мне ещё помнят там, за горами. Об этом, конечно, постаралась Элли?
    — А кто же ещё? – сказал Тим. — У нас все ребята на фермах прекрасно знают имена подземных королей… и ваше, понятно, тоже! — вежливо добавил он.
    Правитель пригласил Энни и Тима к себе в гости. Мулов поставили заряжаться на солнечной стороне и Артошка остался их сторожить.
     В доме Ружеро было несколько прекрасно убранных комнат и в каждой под потолком висели небольшие шарики. Правитель объяснил что они освещают дом по ночам. В окраске стен и мебели преобладали яркие цвета: зеленый, нежно-голубой, оранжевый… По-видимому за столетия подземной неволи рудокопам прискучили блёклые, пасмурные цвета Пещеры.
    В честь прибывших знатных гостей Ружеро устроил пир Он предупредил Энни и Тима:                                        —
    — Речи некоторых моих соплеменников, быть может, покажутся вам странными. Но я очень прошу вас соблюдать серьёзность, даже если это будет трудно.
    В большом зале за длинными столами собралось несколько десятков людей. В полутьме и прохладе комнаты рудокопы чувствовали себя свободно, и Энни заметила, что у них смелые проницательные глаза и лица, полные достоинства.
    Часть 4. Серебряный обручХозяин посадил девочку между двумя пожилыми людьми. Сосед слева, полный, рыжеволосый, представился:
    — Барбедо!
    Другой, сидевший справа, с густыми бровями, с прядкой черных волос, свисавших на лоб, также назвал имя:
    — Ментахо!
    Соседями Энни по столу оказались двое из последних подземных королей! Энни чуть не фыркнула, но предупреждение Ружеро подействовало, и она сдержалась.
    На столах были всевозможные вкусные яства: торты на больших блюдах, фигурные пряники, пироги, суп из черепахи, вазы с превосходными фруктами, оладьи с медом… Запивались кушанья шипучим лимонадом.
Соседи Энни старались занять девочку разговорами. Бывший король Ментахо горячо восхвалял своё теперешнее ремесло — ткачество.
    — Как я горжусь, милая Энни, — говорил Ментахо, — что я ткач и что все мои предки были ткачами. Думаю, что ткачество — самое важное занятие на свете. Представьте себе, что не стало ткачей: люди одевались бы в звериные шкуры, как тысячи лет назад. И разум их опустился бы до уровня зверей.
    — Но-но, Ментахо, не очень заносись, — весело крикнул один из гостей. — Не забывай про тех, кто выращивает лён!
    А другой подхватил:
    — Скажи, друг, что сталось бы с твоей материей, если бы не мы, портные!
    Застолье смеялось и шумело.
   Часть 4. Серебряный обруч Вниманием Энни завладел Барбедо. Старый толстяк оказался убежденным революционером. Он говорил взволнованно:
    — Не понимаю, почему наши отцы и деды так долго терпели королевскую власть! Да живи я в то время, я первым восстал бы против тиранов!
    Тиму и Энни казались смешными горячие речи Ментахо и Барбедо.
Теперь они поняли, почему хозяин пира просил их сохранять серьёзность. Но вот что было удивительно! Несколько десятков человек слушали низвергнутых королей, и ни тени улыбки не мелькнуло в чьих-нибудь глазах. Наоборот, застольники сочувственно кивали головами и вселяли одобрительные замечания. Да, высокая и чистая душа была у этого народа, долгие столетия закалявшегося в трудных условиях жизни и под землей. Перевоспитав бывших королей, превратив их из паразитов и насильников в трудолюбивых ремесленников, деликатные сограждане ни словом, ни звуком не хотели напоминать им о прошлом, чтобы не унизить их теперешнее достоинство. Они всё поняли и всё простили не унизить
     Потрясенные благородством рудокопов, Тим и Энни притихли и смирно сидели до конца пира. Пир кончился вечером. Дождавшись, когда хозяин проводил гостей, Тим поделился с ним печальным известием о том, что Урфин снова захватил Изумрудный город
    — Я давно знаю об этом от Жевунов, — заявил Ружеро — У нас с ними заключен союз, и мы будем помогать друг другу в случае нападения врагов.
    — А что вы думаете предпринять? — с тревогой спросила Энни – Сестра рассказывала мне, что Прыгуны очень сильный и воинственный народ.
    — Мы приготовили для них кой-какие сюрпризы, — улыбнулся Ружеро, — но об этом никому ни слова!
    После нескольких часов езды Энни и Тим услышали топот. Из-за поворота дороги выбегало странное создание. Это был деревянный человек, но совсем не похожий на дуболомов, какими их представляла себе Энни.
Часть 4. Серебряный обручУ него были длинные тонкие руки со множеством пальцев, длинные ноги, приспособленные для быстрого бега, длинный острый нос, который, казалось, так и вынюхивал всё вокруг.
    Энни поняла, что видит одного из бывших полицейских, которые после свержения Урфина сделались курьерами и почтальонами.
    — Стой! — повелительно крикнула Энни и преградила дорогу деревянному человеку.
    Тот моментально остановился.
    — Кто ты такой? — спросила девочка.
    — Я — Реллем, гонец правителя Изумрудного острова, Трижды Премудрого Страшилы.
    — Так Страшила на свободе? — обрадовалась Энни. — Это он послал тебя с донесением?
    — Увы нет, милостивая госпожа! Изумрудный город захвачен врагами, наш правитель в плену, жители изгнаны из домов и скитаются по полям, раздетые и голодные.
     — А куда же ты спешишь? —- спросил Тим.
     — К почтенному Прему Кокусу, правителю Жевунов, и к почтенному Ружеро, правителю рудокопов. Меня отправила к ним предупредить об опасности вражеского нашествия госпожа Кагги-Карр, временная правительница Изумрудного острова. Конечно, Жевуны и рудокопы не справятся с воинственными Прыгунами, но, по крайней мере успеют спрятать свое добро и провизию.
    — Это хорошо придумала Кагги-Карр, — заметил мальчик.
     — Ну что ты, это же умнейшая птица в Волшебной стране — с гордостью за ворону сказала Энни. — Я уверена, что в борьбе с Урфином Джюсом она очень поможет нам. Скажи, Реллем, далеко отсюда Прыгуны? — обратилась девочка к курьеру.
  — На расстоянии моего дневного перехода, — молвил деревянный  человечек. — Это не так близко, потому что я бегаю очень быстро и мало кто в нашей стране может сравниться со мной.
     — А какие вести слышны из страны Мигунов? — спросила Энни — Их, наверно, тоже завоевал злой Урфин?
     — Завоевать-то он их завоевал, да ненадолго, — ответил деревянный гонец. — Кагги-Карр поведала мне случившуюся там историю, о которой ей донесли птицы. Похоже, что сам Урфин ещё и не подозревает об этом.
     Вот что рассказал Реллем.
     После ухода главных сил Урфина Джюса Мигуны несколько дней покорно выполняли все распоряжения Бойса, командира маленького гарнизона Марранов. Но Лестар. друг и главный советник Железного Дровосека, был находчивым и изобретательным человеком Это он построил деревянную пушку, которая во время борьбы с дуболомами единственным выстрелом разогнала деревянную армию Урфина Лестао начал присматриваться к жизни и повадкам Марранов и скоро узнал их главную слабость — полную беспомощность во время сна
    Боясь ночного нападения, Марраны ложились спать в комнатах с крепкими дверями, закрывались на прочные засовы и замки Но что значили запоры для искусных мастеров Фиолетовой страны?
    Однажды Прыгуны проснулись связанными по рукам и по ногам Повстанцы отвели их в подвал, и там у них оказалось достаточно времени каяться в безрассудстве, с каким они поверили щедрым обещаниям огненного бога.
   Лестар понимал, что этим лёгким успехом дело не кончится что Урфин пришлет большой отряд войска, и тогда начнётся настоящая борьба. И он начал готовиться к этой борьбе. Лестар объявил всеобщую  мобилизацию мужчин от 18 до 30 лет, таких набралось около трёх тысяч
Кто был старше тридцати, готовили оружие: ковали мечи и кинжалы, наконечники для копий и стрел. Груды оружия и щитов складывались в обширной передней дворща.            Мигуны, когда-то проходившие военную подготовку у Дина Гиора приказом главнокомандующего Лестара были произведены в капралы, лейтенанты и капитаны и принялись обучать молодёжь. Народ был настроен воинственно.
    «Победа или смерть!» — говорили Мигуны.
    Рассказ Реллема очень порадовал Тима и Энни. Значит, Прыгуны не так уж страшны, как им казалось, и на них можно найти управу.
    — Спасибо за добрые вести, друг Реллем, — сказал Тим. — Отправляйся в путь и передай Жевунам и рудокопам, чтобы они получше прятали имущество и съестные припасы. А лучше всего им уйти в леса и трущобы — продолжал мальчик. — Пусть завоеватели найдут пустые деревни, это их сразу обескуражит. Прем Кокус, конечно, уже слышал о нас. Передай ему наш привет и скажи, что мы, Энни и Тим, сделаем всё возможное, чтобы победить коварного Урфина Джюса.
    Реллем, вытянувшись перед Тимом, отрапортовал:
    — Все ваши приказания будут выполнены, милостивый господин! И ещё скажу вам вот что: на дороге ВЖК стоят вражеские заставы, а переправу через Большую реку охраняет целый взвод Прыгунов. И они не спят по ночам, потому что пьют напиток из орехов нух-нух.
   Часть 4. Серебряный обруч Деревянный курьер рассказал ребятам, что это за орехи и какое их действие. Снабдив путников этими ценными сведениями, гонец Кагги-Карр взял с места в карьер и быстро скрылся из виду.
    У Энни и Тима сразу испортилось настроение. Дорога по-прежнему казалась приветливой и мирной, но известие, что где-то по ней идут враги, всё изменило. По сердцу пробежал холодок, тревога обострила чувства, дети зорко смотрели вдаль.
    В эту ночь Тим и Энни не стали раскидывать палатку. Они переночевали в полуразвалившейся хижине, которую девочка признала за старую хижину Железного Дровосека. На полке ещё стояла запылившаяся фляга с маслом, им Дровосек когда-то смазывал свои железные суставы.

       Обруч начинает действовать

 

На следующий день ребята продвигались с большими предосторожностями. Прямые участки дороги они просматривали в подзорную трубу, а перед каждым поворотом останавливались и пускали в разведку Артошку. Пёсик неслышно скользил меж кустов и выяснял обстановку. После одной из таких вылазок Арто вернулся встревоженный, со взъерошенной шерстью.
    — Впереди враги! — доложил он. — Их целый десяток, они расположились у края дороги.
    Тут же открылся военный совет. В нем приняли участие и мулы, потому что Ганнибал заявил:
    — Ведь мы недаром носим имена знаменитых генералов, значит, достойны обсуждать военные дела.
    Тим и Энни с этим согласились. Девочка спросила собаку:
    — Как вооружены Прыгуны?
    — У них пращи с запасом камней и тяжеловесные дубины.
    Цезарь сказал:
    — Мы с Ганнибалом можем проскакать мимо заставы так быстро, что люди не успеют схватиться за оружие. Хотите в этом убедиться?
    — И получить камень в спину? Спасибо, — усмехнулась Энни. — И кроме того, Урфин не должен знать о том, что мы в Волшебной стране. Проведав об этом, он станет беречься, и нам будет гораздо труднее выполнить наказ магической книги Виллины.
    — Давайте «проберёмся лесом в объезд стражи, — предложил Тим.
    — Это невозможно, чаща очень густая, — возразил Артошка.
    Все задумались, а потом Энни весело воскликнула:
    — Какие же мы глупцы, совсем забыли про серебряный обруч. Мы пройдем невидимками.
    Тотчас было принято всё необходимое, чтобы обмануть слух Марранов. Дети разулись, а копыта мулов Тим обмотал листьями, обвязав их лианами.
    Была сделана проба. Ребята пошли по жёлтым кирпичам, держась за руки и ведя за собой мулов за уздечки. Энни прикоснулась к рубиновой звёздочке. Получится или нет?
    — Не видно и не слышно! — радостно объявил наблюдатель Артошка, когда процессия прошла мимо него два десятка шагов.
 И уж если пёс с его зоркими глазами и чуткими ушами ничего не обнаружил, то тем более не заметили путников дозорные Прыгуны. Способ проходить мимо вражеских застав оказался превосходным. По другому пришлось действовать, когда путешественники встретились с крупным отрядом Марранов, посланным против Жевунов и рудокопов. Это о нём Реллем должен был предупредить Кокуса и Ружеро.
    Топот многочисленных ног и гул голосов Энни и Тим услышали еще издали. Разминуться с солдатами Урфина на узкой дороге было невозможно. К счастью, невдалеке в лес отходила тропинка. Отъехав на полсотни шагов, мулы и люди плотно сгрудились, и Энни нажала заветную звёздочку.
     Бесшабашная орава—три роты армии Урфина — прошла мимо, смеясь и болтая, и никто из воинов не догадался, что тут, совсем рядом, затаились враги.
     К вечеру следующего дня показалась голубая гладь Большой реки. Предупреждённые Реллемом о том, что паромная переправа охраняется, наши путники заблаговременно свернули с дороги и поехали вдоль берега. Найдя удобное место, они переплыли реку не слезая с мулов.
     До Изумрудного острова оставалось два дня пути, если идти пешком, и всего несколько часов езды на мулах. Но в этой густо, населённой местности приходилось вести себя очень осторожно. Здесь повсюду шныряли Прыгуны, и попадаться им на глаза раньше времени не стоило.
     Даже жители Изумрудной страны, встретив девочку, так похожую на Элли, конечно, поведут об этом разговор, и молва может докатиться до Урфина. И ребята решились на смелый шаг: они задумали идти пешком. Так им будет легче пользоваться волшебством серебряного обруча.
     Энни и Тим задумались над тем, что делать с мулами. Оставить их на солнышке было опасно: они настолько зарядятся энергией, что их не удержат никакие привязи. Тим уложил мулов в тенистой чаще, на всякий случай крепко связал им ноги и забросал скакунов ветками и листвой. Теперь мулов не мог обнаружить случайный путник.
     Ребята уложили в рюкзаки самое необходимое, попрощались с Цезарем и Ганнибалом и попросили славных животных набраться терпения и ждать их возвращения, которое может случиться и не так скоро.
     Затем они вышли на дорогу ВЖК и невидимками зашагали к Изумрудному острову. Здесь всё было зелёное. В зелёных рощах прятались фермы с ярко-зелёными стенами и бледно-зелёными крышами. Изгороди садов и пшеничных полей были цвета морской волны, а дорожные указатели выкрашены тёмно-зелёной краской.
     По рассказам сестры Энни знала, что и в костюмах жителей Изумрудной страны — зелёные цвета. Но фермеры, которых изредка удавалось видеть ребятам, ходили в лохмотьях, цвета которых и не разберешь. Их дочиста обобрали Марраны.

           Ратные подвиги Оиххо

А тем временем посланный Урфином полк Марранов шёл завоёвывать Голубую страну. Солдат вёл полковник Харт, коренастый силач с огромными кулаками. Резкая борозда на его лбу показывала что он много лет провел в рабстве — слишком уж безрассудно держал он пари на соревнованиях!
     Приближаясь к селению рудокопов, солдаты выровняли строй шум и песни в их рядах прекратились. Харт отправил разведчиков и те вскоре вернулись с известием, что они никого не встретили, только дорогу им преградило какое-то непонятное сооружение.
     Полк двинулся в наступление. Но за поворотом дороги Марранов остановила баррикада. Да, ожидая врагов, рудокопы не сидели сложа руки.
     Между крайними домами селения возвышался завал, где в причудливом беспорядке перемешались стволы деревьев, железные плуги бороны положенные зубьями вверх, массивные шкафы и садовые скамейки
     Обойти баррикаду мешали глубокие рвы, на дне которых торчали острые колья. Пока Харт раздумывал, как поступить в таком трудном положении, на верхушке завала появился правитель Ружеро
     — Люди из далёкой страны, что вам здесь нужно? — громко спросил он.
     Полковник Харт выступил вперёд.
     — От имени его величества короля Урфина Первого предлагаю вам  сдаться и признать его владычество.
     — А какие преимущества это нам даст? — поинтересовался Ружеро
     — Ну, какие — Не искушённый в дипломатических переговорах Харт запнулся. — Вы будете платить Великому Урфину дань, а за это он станет оборонять вашу страну от врагов…
     Ружеро рассмеялся:
     — Мы живём здесь уже восемь лет и за это время в первый раз увидели врагов. И враги это вы! Что же вы будите охранять нас от самих себя?..
    Полковник почувствовал, что словесный поединок он проигрывает и рассвирепел.
    — Э, да что там разговаривать! — заорал он. — Бей его ребята.
    Но прежде чем солдаты успели схватиться за пращи. Ружеро скрылся за баррикадой, а из незаметных её отверстий хлынули тугие струи холодной воды, сбивая с ног ошеломлённых Марранов и промачивая их до костей.
    Это был первый «сюрприз» рудокопов.
Они притащили из садов насосы, наготовили побольше воды и этой водой охладили воинственный пыл Прыгунов.
     Скользя по лужам, спотыкаясь, падая и снова поднимаясь, солдаты в панике отступили. Харт и ротные командиры кое-как установили порядок и построили людей в ряды.
    Харт погрозил невидимым защитникам селения кулаком. — Этими штучками вы от нас не отделаетесь, — пригрозил он
    Жаркое солнце Волшебной страны быстро высушило промокших Марранов, подсохли и лужи на дороге. Войско снова перешло в наступление.
    Запас воды у рудокопов кончился, и отдельные слабые струйки уже не могли испугать нападающих. Цепляясь за сучья деревьев, за рукоятки плугов, за всевозможные выступы, Марраны карабкались на баррикаду и уже приближались к её верхушке. Тогда в действие вступил второй «сюрприз» Ружеро.
   Часть 4. Серебряный обруч Из ближней рощи, быстро махая кожистыми крыльями и злобно разинув зубастую пасть, вылетел громадный дракон и набросился на вражескую рать.
    Древнее племя летающих драконов давно уже вымерло во всем мире, и остатки его сохранились только в сыром полумраке Подземной страны. Рудокопы приручили их, когда ими правили ещё короли, на них несла вахту королевская стража. Из всех драконов самым ручным и понятливым был Ойххо. Это он отнёс Элли и Фреда в Канзас после того, как Элли в третий раз побывала в Волшебной стране.
    И вот этого Ойххо рудокопы вызвали из Пещеры и пустили в бой. На его спине, в беседке, сидел Ментахо и управлял действиями летучего чудовища. В новой своей жизни Ментахо был ткачом. Но, что ни говори, он родился в королевской семье, получил хорошее военное воспитание, и воинские навыки всплыли в его памяти в это опасное для рудокопов время.
    Могучему зверю ничего не стоило уничтожать Марранов десятками, но такой приказ ему не был дан. Мудрый Ружеро понимал, что виной всех несчастий в Волшебной стране являлся честолюбивый Урфин, а Прыгуны —  только бедные, обманутые им жертвы. И поэтому правитель рудокопов велел Ментахо и дракону просто навести панику в стане неприятеля и принудить его к бегству.
    Ментахо выполнил свою задачу блестяще. Он понимал, что первым долгом надо лишить нападающих руководства. Опытным глазом он выделил в толпе врагов полковника Харта, который пытался навести порядок среди своих воинов. По приказу Ментахо дракон осторожно подхватил Харта сильными лапами и посадил его на верхушку высокой пальмы. А потом он проделал то же самое и с капитанами.
    Стволы пальм были совершенно голые, и несчастные командиры не смогли сами спуститься с деревьев. Когда их расстроенное воинство разбежалось, Харта и его помощников пришлось снимать рудокопам.
    Ойххо со свистом носился над дорогой, по которой бежали перепуганные Марраны. Снижаясь, он притворялся, что хочет ударить того или другого солдата, и бедняга с криком падал на землю.
   Часть 4. Серебряный обруч А тут ещё со свирепым хриплым рёвом выбежали откуда-то Шестилапые,. на спинах которых сидели погонщики и направляли их слепой бег. Это был третий и последний «сюрприз» правителя Ружеро.
     Вражеский отряд потерпел сокрушительное поражение. Сотни Марранов, побросав оружие, разбежались по лесам и полям.
     Долго после этого робкие и полуголые фигуры слонялись по дорогам  Голубой страны, подходили к фермам и дрожащим от стыда голосом просили накормить их, дать на ночь приют.
     После сражения Ружеро отправил к Прему Кокусу гонца с вестью о победе. Жевуны, которые уже успели побросать свои жилища и укрыться в глухих чащах, радостно возвратились домой.
     Разбитые Марраны по одному выбирались на дорогу ВЖК и потихоньку плелись на восток, к Изумрудному острову. Они отнюдь не торопились: побеждённым воинам страшно казалось предстать перед грозными очами Великого Урфина, их повелителя.

    Новые заботы Урфина Джюса

 

       Когда Урфин Джюс в первый раз захватил власть в Изумрудном городе, среди его жителей нашлись предатели, которые переметнулись на его сторону и служили ему. Первым среди них был Руф Билан, возведенный королём в сан главного государственного распорядителя. После свержения Урфина Руф Билан сбежал в Подземную страну и там за новые преступления был усыплён чудесной водой на десять лет.
     Но оставались ещё в городе Кабр Гвин, бывший наместник Голубой страны, Энкин Флед, правивший Мигунами от имени Урфина, и другие изменники. Их простили, сохранили им жизнь и имущество, и мягкосердечный Страшила даже допустил их ко двору. Это было большой ошибкой правителя.
     Лишь только Урфин опять водворился в Изумрудном городе, как все его бывшие министры и советники явились к нему и выразили глубокую радость по случаю его возвращения. Урфин всех их принял на службу и дал им высокие должности. В сан главного государственного распорядителя он возвёл богатого купца Кабра Гвина. Энкин Флед стал начальником полиции.
     Осматривая захваченное имущество Страшилы, Урфин обратил внимание на розовый ящик превосходной работы с передней стенкой из матового стекла. Король попытался открыть его, но безуспешно. Пока он возился с телевизором, к нему с докладом вошел Кабр Гвин.
     — Этот ящик не открывается, ваше величество, — почтительно доложил Гвин. — Что у него внутри — неизвестно, но он — магический.
     — Магический?!
     Глаза Урфина заблестели от радости. Неужели он столкнулся с новым, еще неизвестным ему чудом, которое сможет использовать в своих интересах?
    — Да, ваше величество, — подтвердил Гвин. — Я не раз наблюдал как наш бывший правитель говорил какие-то слова, и на стекле появлялись различные движущиеся изображения. То виден был Железный Дровосек, то Смелый Лев, а иногда появлялись и вы…
    «Волшебное зеркало! — догадался Урфин. — Вот почему Страшила знал, где я проводил первые годы своего изгнания. Он видел меня в этом зеркале! Я обязательно должен узнать его тайну!»
    — Какие слова говорил Страшиле? — спросил Джюс.
    — Никто никогда не слыхал их. Правитель произносил их шёпотом.
    — Прикажите привести ко мне Страшилу!
    Через час бывший правитель острова появился перед Урфином Страшила имел жалкий вид: черты его лица начали расплываться от сырости, ноги плохо держали отяжелевшее туловище. Но дух его был бодр.
    — Что вам от меня нужно? — спросил он хриплым голосом.
    — Я хочу, чтобы вы открыли мне секрет розового ящика. Скажите магические слова, которые приводят его в действие, и вы получите свободу. Более того, я отпущу вашего друга Дровосека. Я знаю, ему не сладко приходится в заключении;
    «Я дам им свободу, но под строгим надзором», — подумал Урфин.
    — А если я откажусь?
    — Тогда я сожгу вас и прах развею по ветру!
    — Ну что же, жгите! Быть может, ветер, который развеет мои прах, подскажет вам магические слова!
    Никакие уговоры и угрозы не смогли заставить Страшилу открыть тайну Его увели обратно в подвал к Дровосеку. И там Страшила открыл другу магические слова. Он боялся, что волшебный ящик станет ненужной безделушкой, если Урфин, разъярившись, уничтожит его. Страшилу.
    Урфину до зарезу нужно было узнать секрет ящика. После того как Марраны покинули свою уединённую долину, ореол огненного бога значительно потускнел в их глазах. Да, Великий Урфин по-прежнему мог извлекать огонь неуловимым движением руки. Но Марраны убедились, что жители Фиолетовой страны и Изумрудного острова владели этим волшебством почти в такой же мере. Достаточно было им чиркнуть деревянной палочкой по чёрному боку небольшой коробки, и на конце палочки вспыхивало пламя. Мигуны называли эти таинственные палочки  спичками. Что же, выходит, все подданные Дровосека и Страшилы — тоже огненные боги? Да что там говорить, даже некоторые смельчаки из Марранов научились добывать огонь таким чудесным способом. Значит, и они — боги?
     Если Марраны ещё не уверились, что их одурачили, то, во всяком случае, они были близки к этой мысли. Так доносил каждый вечер Урфину его главный шпион, клоун Эот Линг. И если это смелое племя взбунтуется, как удержишь его в подчинении?
     Всё изменилось бы, если бы Урфин овладел тайной волшебного ящика. Он мог бы каждому из своих подданных рассказать, что делал тот в любой чае дня и в любом месте, где бы ни находился. Вот это всеведение было бы поистине божественным.
    Часть 4. Серебряный обруч Джюс пришёл к совершенно нелепой мысли, что можно разгадать тайну ящика, если наговорить множество слов в различных сочетаниях. Урфин сидел перед телевизором и бормотал:
     — Шалаш-ералаш, зарево-марево, пуфики-муфики.. чикало-брыкало.. Ящик, милость окажи, мне картинку покажи!.. Каламас-паламас, бахали-трахали… шёрево-мёрево, розовое дерево… Ящик, ты мне добрый друг покажй-ка всё вокруг!..
     Но ящик оставался немым и тёмным.
     Урфин не понимал, что он мог миллион лет бормотать бессмысленные слова и всё равно был бы так же далёк от цели как путник, который задумал бы добраться пешком до края Вселенной.
     И тогда Урфин в ярости бросал ящик на пол, принимался пинать ногами. Чудесное творение Стеллы было неуязвимо. Однажды Джюс в досаде хватил по стеклу молотком. Молоток отскочил и стукнул Урфин а по лбу.
    — Привести ко мне Страшилу! — заорал Урфин открыв двери зала.
     И снова уговаривал Джюс бывшего Правителя Изумрудного острова, льстил ему, угрожал — всё напрасно.
     Страшила мужественно хранил тайну. Даже предложение Урфина объявить упрямца своим соправителем, то есть разделить с ним власть на равных правах, было отвергнуто.
    Как просто и легко было уничтожить соломенного человека. Но секрет ящика умер бы с ним, и Страшила продолжал жить.
    И снова Урфин, уставившись в матовое стекло воспалёнными глазами, шептал бессмысленные слова…

Встреча с Кагги-Карр

 

Энни и Тим благополучно добрались до Изумрудного острова Под защитой волшебного обруча, держа друг друга за руки и поочерёдно неся Артошку, они шли, никем не видимые, но ничто кругом; не ускользало от их зорких глаз.
    Ребята нашли убежище на покинутой ферме недалеко от канала(превращение Изумрудного города в остров их не удивило, они слышали об этом от Жевунов). Внутри домика можно было снять обруч: всегда нашлось бы время прибегнуть к волшебству, если бы вблизи показался чужой.
     Тим и Энни ели чёрствый хлеб, полученный ещё от рудокопов, и бросали крошки за окно, для птиц. В воздухе вдруг послышался шум крыльев, и на подоконнике появилась большая ворона с лукавым взглядом чёрных глаз.
     — Наконец-то вы здесь! — радостно воскликнула птица. — А уж как томительно было ждать вас с того самого дня, как вы перешли горы!
     — Вы Кагги-Карр? — вежливо спросила девочка.
    Часть 4. Серебряный обруч Она не могла называть на «ты» ворону, которая носила титул правительницы Изумрудного острова, хотя бы и временной.
     Ворона утвердительно кивнула головой.
     — Но как вы узнали о нашем появлении в Волшебной стране?
     Кагги-Карр разразилась хриплым смехом.
     — Милая Энни! Ты просто не представляешь себе, что такое птичья разведка! Когда вы с Тимом сидели у костра и беседовали о своих делах, а в стороне копошился какой-нибудь невзрачный воробей, вы даже и подумать не могли, что он старательно ловит каждое слово вашего разговора. Ну, а потом? Потом он летит на следующий пост и с точностью передает всё, что узнал. Весть мчится на быстрых крыльях дальше, дальше и через какие-нибудь сутки становится известной мне, главному начальнику птичьей связи Волшебной страны, а ныне по совместительству ещё и временной правительнице Изумрудного острова.
     Энни и Тим смотрели на ворону разинув рот. А та продолжала:
     — Разве сестра не рассказывала тебе, какие услуги оказала ей и Великану из-за гор птичья связь во время войны с Урфином и дуболомами?
    — Я что-то такое помню, — пролепетала девочка.
    — Эх, вот она, людская благодарность! — с укором молвила Кагги-Карр.
    — Ну ладно, не будем об этом говорить. Я очень рада, что ты, Энни, и твой друг Тим и пёсик Артошка явились сюда. Одного я не могу понять, как вы узнали в Канзасе, что мы опять попали в беду и что нам нужна помощь.
    Кагги-Карр прыгнула на колени к девочке и прижалась к ней, ожидая ласки. Растроганная Энни, гладя ворону по гладким черным перьям, объяснила:
    — Видите ли, это произошло совершенно случайно. Мы ничего не знали о том, что злой Урфин Джюс снова захватил власть и взял в плен Страшилу и Железного Дровосека.
    И тут Энни начала длинный рассказ. Она говорила о детских мечтах -своих и Тима — обязательно побывать в Волшебной стране и о механических мулах, которых сделал Фред Каннинг, и о том, как они с Тимом перехитрили чёрные камни Гингемы… А под конец Энни показала Кагги-Карр действие серебряного обруча.
     — с Тимом перехитрили чёрные камни Гингемы… А под конец Энни пока-
зала Кагги-Карр действие серебряного обруча.
    — Клянусь парусами, как сказал бы твой дядя, Великан из-за гор, — воскликнула ворона, когда сияющее личико Энни вновь появилось под обручем, — это самая удивительная повесть на свете, какую я когда-либо слышала! О серебряном обруче птицы мне уже доносили, но одно дело — получать донесения, а другое — увидеть обруч собственными глазами. И раз он у нас есть, мы победим коварного захватчикам освободим наших друзей! Невдалеке от городских ворот стоит старая башня, в её подвале заключены Железный Дровосек и Страшила. Где сидят Фарам ант и Дин Гиор, я не знаю, но мы выведаем это с помощью волшебного ящика.
    О том, что такое розовый ящик и каковы его свойства, Кагги-Карр кратко рассказала новым друзьям.
    Было решено, что ворона отправится на разведку и узнает, где телевизор. Плохо было только, что Урфин знал ворону и, увидев её, мог заподозрить что-то неладное.
    — Вы полетите невидимкой, — сказала Энни.
    Кагги-Карр страшно возгордилась и раздулась от счастья. Девочка надела ей на шею волшебный обруч. Он тотчас сжался и плотно охватил шею Кагги-Карр. Энни нажала звездочку, и ворона исчезла. Только пошуму крыльев можно было догадаться, что она улетела.
    Час, в продолжение которого Кагги-Карр отсутствовала, показался Энни и Тиму очень долгим. Наконец, знакомый шум крыльев возвестил, что разведчица вернулась.,Освободившись от обруча, Кагги-Карр доложила о результатах разведки.
    Оказалось, что ящик стоит в стенной нише Тронного зала; взять его можно совершенно свободно, и, если бы у вороны хватило силы, она принесла бы ящик в когтях, потому что Тронный зал в то время пустовал.
    Идти в этот день во дворец было уже поздно, солнце склонилось к закату. Тим объявил, что на следующее утро он пойдёт сам, а Кагги-арр будет его проводником.

       Королева полевых мышей

 

Тим с талисманом на голове и вороной на плече отправился в город, оставив Энни под защитой Артошки. В случае опасности они должны были укрыться в погребе.
    Когда-то всякого пришельца поражало великолепие Изумрудного города: красивые фасады домов, фонтаны, развевающиеся флаги, сверкающие повсюду изумруды, пёстрые, нарядные толпы жителей…
    Ничего этого не осталось при владычестве Урфина и Марранов. Флаги были сняты, фонтаны иссякли, изумруды с домов и башен выковыряны и спрятаны в королевской кладовой, жители изгнаны из города. И только странные фигуры Марранов с коренастыми туловищами и большими головами виднелись на улицах.
    Тим зорко смотрел вперёд, избегая нежелательных столкновений. Они с вороной, условились, что, когда нужно идти прямо, Кагги-Карр будет сидеть спокойно, а если потребуется повернуть, она тронет мальчика клювом за правое или левое ухо. Подавать сигналы резким вороньим голосом было невозможно, а шептать Кагги-Карр не умела.
    В сопровождении вороны Тюл благополучно добрался до Тронного зала. Какое счастье! Зал оказался пуст. Мальчик мгновенно завладел магическим ящиком и направился к выходу. Но в это время послышались шаги.
    Тим замер на месте. В зал вошел Урфин Джюс. Мальчик узнал его по пышной одежде, по косматым чёрным бровям, злобному взгляду. Урфин Джюс был один. И Тиму пришла в голову дерзкая мысль одним махом покончить с владычеством Урфина в Волшебной стране.
    «Убью врага!.. Разом развяжу все узлы… Оружия у меня нет, но разве этот тяжёлый ящик не оружие?..»
    Невидимый лазутчик, больше не рассуждая, изо всех сил ударил короля по голове волшебным телевизором. Силы у Тима хватало, и Урфин грохнулся на паркет, но, падая, испустил дикий вопль. Череп его оказался гораздо крепче, чем думал Тим, да и удар пришёлся вскользь.
    На крик вбежали Кабр Гвин, Энкин Флед, стража.
    — Закрыть все двери и окна! Во дворце враги! — кричал король.
    Чтобы отвлечь внимание людей, Кагги-Карр сорвалась с плеча Тима и с пронзительным карканьем заметалась по залу. Гвин и Марраны пустились ловить её, поднялась страшная суматоха. А тем временем невидимый Тим мчался к выходу из дворца — путаясь в незнакомых переходах и коридорах. Минут пять Кагги-Карр дурачила врагов, потом выпорхнула в открытую форточку. Взъерошенная, возбуждённа ворона ворвалась в домик, где скрывалась Энни. Девочка перепугалась.
     — Что с вами? Где Тим? Достали ли вы ящик? — закидала Энщ вопросами ворону.
     Услышав рассказ о происшествии во дворце, Энни всплеснула руками
     — Несчастный! Он погиб!
     — Возможно, — мрачно согласилась Кагги-Карр.- Я долго отвлекала внимание людей, но Тим мог заблудиться и попасть в руки врагов..
     Энни горько заплакала, но в это время послышался голос:
     — Не плачь, я здесь!
     И Тим 0’Келли появился перед друзьями с обручем на лбу с розовым, ящиком в руках. Оказалось, что он выскочил из окна первого этажа в тот самый момент, когда это окно собирались закрыть.
     Девочка страшно обрадовалась, но стала упрекать Тима за безрассудство.
     — Что ты наделал! — воскликнула она. — Теперь Урфин узнал, что на острове — сторонники Страшили, и начнет действовать.
     Тим краснел и бледнел, выражая раскаяние, а потом возразил:
     — Но ведь исчезновение ящика всё равно насторожило бы Джюса.
     — Ну, это ещё когда было бы… Увидев, что ящика нет, он мог подумать всякое, а уж теперь знает, в чём дело.
    Часть 4. Серебряный обруч — Узнаешь, когда тебя так треснут по голове, — подвела ворона итог странному приключению во дворце.
     И тут наши друзья невольно принялись хохотать, представляя себе испуг и удивление Урфина, когда его свалил удар из пустоты. А Тим сказал:
    — Вот уж не думал я, что у этого негодяя такая крепкая башка!
    Они снова посмеялись, а потом Энни озабоченно сказала:
    — Однако нужно действовать не теряя времени. Я боюсь, что Урфин переведёт Страшилу в другую тюрьму, а мы не сможем пользоваться ящиком, потому что не знаем магических слов.
    Правительница Изумрудного острова, глядя на серебряный свисточек, висевший на шее девочки, спросила:
    — Послушай, Энни, у тебя не от Рамины ли этот свисток?
    — Да,- подтвердила Энни.- Это мне сестра подарила.
    — Так чего же ты медлишь? — сердито крикнула ворона. – Скорее вызывай королеву полевых мышей! Рамина — могущественная фея, и она нам поможет.
    Смущённая собственной недогадливостью, Энни трижды подула в свисточек. Затопотали маленькие лапки… И Тим едва успел схватить за ошейник рванувшегося вперёд Артошку. Неистребимый инстинкт охотника за мышами заставил пёсика броситься на добычу.
    — Простите, ваше величество, — извинилась Энни за невежливость пса. — Я вызвала вас потому, что мы очень нуждаемся в вашей помощи.
     Опытный глаз феи Рамины трудно было обмануть. И она не спутала Энни с её старшей сестрой.
     — Здравствуйте, дорогая! — приветствовала девочку королева.
 Мне давно донесли о вашем прибытии в нашу страну, но моему достоинству не приличествовало явиться незваной. Вы, конечно, младшая сестра Элли. Как вас зовут?
   Часть 4. Серебряный обруч  Энни представилась и представила своих спутников, Тима и Арто. И не теряя времени, она в кратких словах рассказала, какую услугу ждёт от королевы полевых мышей. Рамина задумалась, соображая.
     — Страшила заключён в. подвале старинной башни. Вам нужно узнать слова, приводящие в действие розовый ящик Стеллы? Вы будете их знать!
     И королева исчезла так внезапно, что Артошка, вырвавшийся из рук Тима, схватил зубами пустоту.
     Рамина была могущественная фея. К числу её дарований относилась способность мгновенно переноситься с места на место. Через какую-нибудь долю секунды она очутилась в подвале, где сидели Дровосек и Страшила. Они с радостью приветствовали нежданную гостью и ещё больше обрадовались, когда узнали, кто её к ним послал.
    — Энни Смит, сестра нашей дорогой малютки Элли, здесь! Она приехала из-за гор на удивительном скакуне, питающемся солнечными лучами? Эй-гей-гей-го, моё блаженство не имеет границ!
    Счастливый. Страшила пел и приплясывал, хотя непослушные ноги плохо ему повиновались. А Дровосек приложил руку к груди и сказал:
    — О, сколько у меня здесь любви и нежности! Я всю её отдам нашей новой подруге, ведь она сестра милой Элли!
    В ответ на просьбу Рамины Страшила тотчас пересказал ей магические слова Стеллы.
    — Вы не забудете их, ваше величество?
    — О, моя память непогрешима! — рассмеялась королева и исчезла.
    И было самое время, потому что за дверью послышался шум: это Марраны пришли переводить узников в другую тюрьму по приказу Урфина Джюса. Но его предосторожность оказалась бесполезной: дело было сделано.
    Рамина вернулась к Энни и Тиму. Вся компания, включая ворону и пса, крепко затвердила волшебнь^е слова: ведь мало ли что может случиться с каждым из них.
    Между Раминой и Энни состоялся длинный разговор. Королева интересовалась судьбой всех своих знакомцев из-за гор. Больше всего она, конечно, расспрашивала об Элли.
    — Я предсказала Элли, что она больше не вернётся в Волшебную страну, и, как видишь, оказалась права,— с гордостью молвила Рамина. — Нам, могучим феям, доступно предсказание будущего.
    Однако на вопрос, чем кончится борьба Энни и ее друзей, Рамина предпочла не отвечать.
    Узнав, что Элли отлично учится в колледже и скоро будет учительницей, королева одобрила избранную ею специальность.
    — Элли такая ласковая, так любит детей, что будет прекрасным педагогом, — заверила Рамина.
    Королеве также любопытно было узнать, что случилось в большом мире с одноногим моряком Чарли Влеком и со смелым Фредом Каннингом.
    — Они — хорошие люди и заслуживают счастья, — говорила Рамина.
    Когда королеве сказали, что это Фред сконструировал тех удивительных мулов, на которых Энни и Тим приехали в Волшебную страну, Рамина захотела обязательно увидеть их в действии. Энни обещала исполнить её желание.
    Расстались с изъявлениями взаимного уважения и приязни. Сцену прощания испортил Артошка, который вырвался из рук зазевавшегося Тима.

В новой тюрьме

 

 После исчезновения королевы полевых мышей Энни решила испытать телевизор. У неё было опасение, что ящик испортился, когда Тим стукнул им по голове Урфина Джюса. Поставив телевизор на хромоногий столик, девочка, волнуясь, произнесла волшебные слова:
    «Бирёлья-турёлья, буридакль-фуридакль, край небэ алеет, трава зеленеет. Ящик, ящик, будь добренький, покажи мне Страшилу и Железного Дровосека!»
    И тотчас матовое стекло осветилось, на нём показалась дорога, а по дороге шли Дровосек и Страшила, окружённые стражей.
    — Так и есть! — воскликнула Энни. — Их переводят в другую тюрьму.
    Поддерживаемый Дровосеком, Страшила еле плёлся, ноги его подгибались, голова клонилась на грудь. Видно было, что он совершенно обессилел. Немногим лучше чувствовал себя и Дровосек. Даже в телевизоре слышно было, как поскрипывают его давно не смазанные суставы.
    Энни видела Страшилу впервые, но она так хорошо знала его по рассказам сестры, что теперь девочке показалось: она много-много раз сидела рядом с ним, брала его непослушные мягкие руки, гладила умную, набитую отрубями голову…
    — Бедный, бедный, — прошептала Э»ни сквозь слезы, — что они с тобой сделали?!
   Часть 4. Серебряный обруч Компания слышала, как Дровосек подбадривал друга. Толку от этого не получилось никакого. Тогда железный человек взял Страшилу на руки и понёс, как заботливая мать ребёнка.
    Ах, Дровосек, Дровосек! Твоё нежное сердце никогда не изменяло тебе, даже в самые тяжёлые минуты жизни… И пусть бы все люди из плоти и крови вели себя так же, как ты, насколько краше была бы жизнь на земле!
     Правительница Изумрудного острова, наименее чувствительная из всех зрителей, хладнокровно -следила, за тем, куда Марраны ведут  узников. Время от времени она бормотала:
     — Перекрёсток Двух дубов… Ферма «Земляничный холм»… Куда же  теперь? Ага, конечно. Мостик влЮблённых… Знаю, знаю! — вдруг заорала она. — Их ведут в поместье Олла Бирна!
     — Чему вы радуетесь? — с укором спросила Энни.
    — Ну, как же, мне знаком там каждый камень, — ответила ворона — И если их посадят в овощехранилище… Ой-ой-ой, туда и повели.
    Кагги-Карр принялась хохотать. На немой вопрос друзей пояснилаля уКип^ вкрыше есть ^а- и це?^ эту дыру я немало потаскай
ла у Ьирна яблок и груш, ха-ха-ха!
    Энни и Тим повеселели: у них появилась возможность сообщаться с Дровосеком и Страшилой. Но ещё больше возросла их радость когда экран показал им внутренность сарая, и там они увидели Дина’Гиора и Фараманта. Ребята узнали их — первого по длинной бороде, второго — по зеленым очкам, которых он никогда не снимал.
Ура!, ура, ура! — приплясывал Тим. — Теперь мы освободим всех четверых сразу!
    Действительно, задача Энни и Тима намного облегчилась. Участь Длиннобородого Солдата и Стража Ворот Фараманта беспокоила ребят, но они не знали, где их разыскивать.
Новое открытие давало возможность покончить всё одним ударом.
    Успокоившись на этот счёт, можно было перейти к другим наблюдениям. Ребята захотели увидеть Урфина Джюса. Диктатор сидел на троне очень мрачный. На голове его Тим с великим удовлетворением усмотрел огромную шишку, плохо скрытую бинтом.
    Часть 4. Серебряный обручПеред Урфином стоял начальник полиции, толстенький рыжеволосый Энкин Флед, и властелин отдавал ему приказы. Потирая шишку, он заговорил:
     — Я чувствую, что близ Изумрудного острова появились какие-то неведомые друзья Страшилы. Если бы это происходило восемь лет назад, я руку бы отдал на отсечение, что тут действует эта фея, девчонка Элли.
     Энни фыркнула и тотчас зажала рот рукой, точно испугавшись, что её услышит Урфин. А тот продолжал:
     — Поставь на ноги всю полицию, всех советников, всех моих приверженцев! Объяви: кто обнаружит врагов, получит десять… нет, пять самых крупных изумрудов из моей казны!
     По просьбе вороны Энни переключила экран на Фиолетовую страну. Кагги-Карр хотела увидеть Лестара. По рассказам Элли девочка хорошо знала этого маленького деятельного старика, лучшего мастера среди Мигунов.
     Зрители увидели Лестара на огромной куче земли. В ту и другую сторону простирался глубокий ров,а по его внутреннему краю возвышались каменные башенки с бойницами.
     — Они строят укрепления! — вскричал Тим.-  Реллем сказал нам правду.
     — Как же это могло оказаться ложью? — с достоинством возразила Кагги-Карр.- Ведь это он от меня получил информацию.
     Ворона переняла от Страшилы немало учёных слов и любила времяот времени вставлять их в свою речь.
     Сердце Энни сильно забилось от волнения: из-за глиняной кучи величаво вышел Лев. Он сказал инженеру:
     — Друг Лестар, наши работы подвигаются хорошо, но уверен ли ты,что Урфин не нагрянет на нас прежде, чем мы их закончим?
     — А я принял меры, — ответил Лестар. — По всей дороге до Изумрудного острова у меня расставлены сторожевые посты: в дальнем конце караулят птицы, а ближе сюда—деревянные курьеры. Если только армия Урфина двинется в поход, мы будем знать об этом через несколько часов. Но пока всё спокойно.
     — Да тут чувствуется школа фельдмаршала Дина Гиора.- с уважением молвила правительница Изумрудного острова. — Пожалуй, я не сделаю ошибки, если назначу Лестара временным правителем Фиолетовой страны. Думаю, он вполне годится на такой высокий пост. Сегодня же отправлю приказ по птичьей почте. И оказывается, Лев тоже явился в страну Мигунов. Это очень здорово! А ну, что делается у Жевунов?
Какие там успехи у полковника Харта, что он успел завоевать?
    Зрителям снова пришлось изумляться. Экран показал им веселую голубую деревню. На улице возле голубых крылечек играли ребятишки в голубых рубашках и штанишках.
    Две женщины в голубых платьях с кувшинами на головах о чём-то оживлённо беседовали. Одна из них продолжала начатую фразу:
   — …до сих пор не опомнюсь от радости, что мы выбрались из трущобы. Моя крошка Рин так кашляла…
    — А все эти храбрые рудокопы! — подхватила другая. — Как они разгромили наглых завоевателей!..
    — Да, большое счастье для нас, что они покинули Пещеру и поселились в верхнем мире, — закончила разговор первая и пошла прочь, придерживая голубой кувшин с водой на голове.
    Глаза Энни и Тима заблестели от радости.
    — Неужели и там Марраны разбиты? Но нет, этого не может быть…
    Энни стала переводить экран на другие деревни Жевунов, и везде — радость, мирный труд, беззаботное веселье…
    — Селение рудокопов, пожалуйста, — попросила Энни.
    И они увидели знакомое селение и толпу рудокопов, разбиравших большой завал посредине улицы. И среди них было несколько пленных Марранов, усердно трудившихся наравне с победителями.
    — Ура, ура, победа! — радостно заорал Тим.
    Сомнения не было: захватнические планы Урфина Джюса провалились, как на востоке, так и на западе. Все были страшно довольны, только ворона посетовала на связь: известия по этой линии доходили с запозданием.
    — Придётся мне провести там реформу, — важно заявила Кагги-Карр. — Объявлю выговор и сниму руководство.
    Да, другое настало время, не то, что девять лет назад, когдаУрфин грозой носился по стране с своими непобедимыми дуболомами.
Прошедшие испытания многому научили народы. Они крепко взяли своё счастье в свои руки, и не так-то легко было положить их под пяту завоевателя. И теперь они не очень нуждались в чужой помощи для борьбы с врагами.
    Задача Энни и её друзей намного упростилась: надо в первую очередь освободить пленников, а потом нанести последний удар Урфину.
    Уже вечерело, когда ребята оторвались от телевизора. В последний раз взглянули они на Страшилу и его друзей, томившихся в неволе. Дин Гиор и Фарамант укладывались спать, а Дровосек старался подсушить Страшилу, подставляя его под последние лучи заходящего солнца, пробивавшиеся сквозь маленькое окошко в стене.
    Энни сказала:
    — Ящик, миленький, кончай, благодарность принимай!
    И телевизор погас.
    Ворона промолвила:
    — Завтра утром побываю у пленников и утешу бедненьких, расскажу им все, что видела сегодня. — Потом она вдруг поклонилась розовому ящику: — Прости меня, глупую птицу, за то, что неуважительно отзывалась о тебе. Вижу теперь, ты — самое великое чудо в нашей стране!

                   За усыпительной водой

 

Утром Кагги-Карр побывала в сарае Олла Бирна, поговорила с узниками. Бежать из сарая было невозможно: хозяин построил его прочно, с крепкими стенами, с надёжной дверью. А за дверью всегда стоял караул из бессонных потребителей орехов нух-нух.
     Вернувшись с фермы, лазутчица рассказала обо всём, что видела, и закончила доклад словами:
     — Если мы не усыпим стражу, нам не вырвать наших друзей из неволи. И» в этом деле нам поможет только Священный родник.
     — Вы говорите о том чудесном источнике, вода которого усыпляла подземных королей?
     — Да, о нём, — подтвердила Кагги-Карр. — Путешествие долгое и трудное, но другого выхода я не вижу.
     И все согласились с правительницей.
     Чтобы не терять времени, решили отправиться в тот же день. Кагги-Карр еще раз побывала у заключённых и просила их набраться терпения на несколько дней.
     Прежде чем идти, Энни хотела посмотреть на страну Подземных рудокопов, но ящик остался тёмным и немым. Ребята поняли, что он не может показывать Пещеру, скрытую под огромной толщей земли.
 Посовещавшись, закопали телевизор у стены домика: тащить его с собой  было бы неудобно и тяжело.
     Мулы смирно лежали там, где их оставили. Побыв на солнце часа три, Цезарь и Ганнибал так зарядились энергией, что нетерпеливо ржали, призывая хозяев тронуться в путь.
     Освободить друзей надо было как можно скорее. И потому Тим и Энни, махнув рукой на осторожность, мчались по дороге ВЖК во весь опор. Где уж там было остановить их заставам! Марраны едва  успевали рассмотреть два смутных силуэта каких-то невиданных животных, которые проносились мимо них как ураган. Надо к этому добавить что дисциплина дорожной стражи сильно упала. Виной тому были рассеянные по дороге беглецы из полка Харта, которые рассказывали страхи о летающих чудовищах и неведомых шестилапых зверях, которые того и гляди, нагрянут в эти места.
     Тим не боялся, что весть о них достигнет Изумрудного острова прежде чем не слишком усердные гонцы доберутся до Урфина, ребята уже побывают в Пещере и вернутся с усыпительной водой.
   Часть 4. Серебряный обруч  Прошло три дня бешеной скачки, и наши друзья оказались у ворот ведущих в Подземное царство. Кагги-Карр осталась там.
     — Довольно я насмотрелась на эту Пещеру, когда была здесь со Страшилой и Дровосеком, — ворчливо сказала ворона. — Лучше буду греться на солнышке.
     Сердце Энни замирало от волнения: сейчас она окажется в удивительной стране, где её сестра испытала такие странные приключения во время своего третьего путешествия.
     Вечная осень царствовала на лугах и холмах огромного подземелья в которое вступили путники. Везде господствовали багряные, красные желтые, коричневые тона. Золотистые облака клубились высоко вверху скрывая от глаз каменный свод Пещеры. Странный, величавый, но печальный мир…
    Энни содрогнулась и вполголоса сказала Тиму:
    — Подумать только! Целые поколения жили здесь всю жизнь так и не увидев ни разу солнечного света… Бедные! Как мне их жаль!..
    Везде было безлюдно и тихо, -только издали доносился шум какого-то завода, где обрабатывали металл.
    Мулы бойко бежали по наезженной дороге. Дети стали смелее оглядываться вокруг. Они с любопытством смотрели на видневшийся вдали город, посреди которого величаво возвышался семицветный дворец подземных королей. Цвета радуги, в которые были выкрашены башни дворца, сильно потускнели с тех пор, как короли покинули свою резиденцию. Кирпичи на стенах и башнях города начали крошиться и вываливаться. Подземный город приходил в запустение…
    Сильный шум вверху привлёк внимание ребят. Они подняли глаза и остолбенели: огромной тёмной тучей на них спускалось чудовище нараспростёртых кожистых крыльях.
      Дракон!
      Энни и Тим в страхе закрыли глаза и зажали головы руками, ожидая, что огромная зубастая пасть сдёрнет кого-нибудь из них с седла.
  Но вместо этого они услышали приветствие, произнесённое хриплым
  басистым голосом. А из дверей завода выбежал человек, он размахивал
  руками и кричал: .
      — Не бойтесь, он вас не тронет. Это Ойххо!
      И в самом деле, это был Ойххо, лихой боец, в одиночку разгромивший целый полк Марранов. Но здесь не могло быть и речи о драке.
 Могучий зверь рассмотрел, что перед ним были мальчик и девочка, и к тому же девочка как две капли воды похожая на Элли, которую он когда-то отнёс на своей спине за горы.
      Ребята успокоились и стали с любопытством рассматривать дракона, а тот делал над ними круги почёта. Но тут всадники заметили, что их мулы бегут всё медленнее. Скоро они от рыси перешли на шаг, потом начали спотыкаться и, наконец, со вздохом опустились на землю.
     Ребята успели соскочить с сёдел и в недоумении стояли возле неподвижных животных. Цезарь прошептал:
     — Всё… Энергия кончи…
     Он смолк, не договорив фразы. Дети солнца быстро сделались беспомощными в мрачном подземелье, куда не проникал ни один животворный луч дневного светила.
     — Что же теперь делать? —- с беспокойством спросила Энни.
     Тим пожал плечами. Но в это время к ним подошёл обитатель Пещеры. Высокий, с красивым бледным лицом, он представился:
     — Я — Эльгаро, помощник правителя Ружеро. Я не ошибусь, если предположу, что вы, милая девочка, сестра Элли, гостившей у нас восемь лет назад?
     — Вы правы, — подтвердила Энни, назвав себя и спутника.
     — Я рад приветствовать вас и вашего друга в Пещере! Она выглядит далеко не такой оживлённой, как в то время, когда здесь была ваша сестра. Но мы теперь живём в верхнем мире, а сюда спускаемся по очереди, отработать на заводе или шахте один месяц в году.
     — Да, я слышала об этом от вашего правителя Ружеро.
     — Я вижу, вы в затруднении, — продолжал Эльгаро. — Что-то случилось с животными, которые несли вас на спине. Чем я могу вам помочь?
     Энни начала рассказывать. Эльгаро уже знал о поражении Марранов. Но ему не было известно о пленении Страшилы и Железного Дровосека.
     — Очень жаль, — сказал рудокоп. — Я видел Страшилу и Железного Дровосека, когда они были здесь восемь лет назад, и сохранил о них самые приятные воспоминания. Они держались с большим достоинством, как прирождённые правители своих народов.
     — Вы можете выручить их из беды, — молвила Энни.
    И она открыла рудокопу цель своего приезда в Пещеру.
    — Усыпительная вода выдаётся только с письменного разрешения правителя Ружеро, — сказал Эльгаро. — Но ввиду особых обстоятельст вы её получите. Только я должен вас предупредить, милые Энни и Тим, вода не может долго хранить своё свойство. Вы должны очень плотно закрыть её и пустить воду в ход как можно скорее.
    —- Мы постараемся, — заверил Тим.
    По приказу Эльгаро дракон осторожно отнёс мулов одного за другим к выходу из Пещеры. Туда же Ойххо доставил и Тима, мальчику предстояло зарядить животных солнечной энергией. Когда дракон вернулся, Эльгаро привязал к его спине беседку, в которой когда-то помещались Элли и Фред, и сказал:
    — Полетели за водой!
    У Энни замерло сердце, когда дракон, шумно хлопая крыльями взвился в воздух.
    Две большие фляги с усыпительной водой были доставлены в штаб-квартиру заговорщиков — в тот домик, возле которого был закрыттелевизор.
    Вся поездка, туда и обратно, отняла неделю.

Освобождение

 

После возвращения из поездки ворона предупредила Дина Гиора и Фараманта, что в эту ночь они не должны ложиться спать. Им было строго запрещено пить воду, которую тюремщики принесут к ужину.
 Страшиле и Дровосеку о таких вещах говорить не приходилось: они никогда не спали, не ели, не пили.
     Страшила ночью обычно делал арифметические вычисления. Он так наловчился, что мог перемножать в уме любые числа до тысячи. Правда, теперь его умственные способности ослабели, ему давно не промывали мозги. А Дровосек по ночам сочинял в голове письма, которые отправил бы Элли, если ,бы мог. Эти письма были очень трогательны и красноречивы, и жаль, что они никогда не дойдут до Элли.
     За освобождение пленников взялся Тим. Прежде всего надо было заменить воду, которую пили караульные, на усыпительную. В одной из покинутых ферм нашелся кувшин точь-в-точь такой, каким пользовалась стража. Мальчик прокрался в караулку и переменил кувшины.
     Обычно Марраны много пили после сытного ужина. Так было и в этот раз. Каждый из тюремщиков приложился к кувшину. Прошло немного времени, и головы Марранов начали клониться, точно на них налегла неодолимая тяжесть. Один за другим стражи свалились на пол, их охватил волшебный сон — полное подобие смерти.
     — Готово! — с торжеством воскликнул Тим, наблюдавший за Марранами через маленькое окошко караулки. — Теперь можно мне и расколдоваться!
     Тим отодвинул засов, закрывавший снаружи тюремную дверь и появился на пороге,
     — Друзья, вы свободны! — крикнул мальчик. — За мной!
     И тут Тим подвергся самой большой опасности за всё своё пребывание в Волшебной стране: его заключил в железные объятия Дровосек
Случись это в другое время, когда правитель Мигунов был в полной силе мальчику пришлось бы плохо. А теперь он отделался только помятыми ребрами.
  Часть 4. Серебряный обруч  Освобождённые узники двинулись за Тимом по дороге к стану заговорщиков, к счастью находившемуся не очень далеко Железный Дровосек тащил на плечах Страшилу, а в руке держал самую увесистую дубину, какую только смог найти у спящих тюремщиков. Дин Гиор широко шагал, разглаживая свою замечательную бороду, а Фарамант спешил за ним, пыхтя и отдуваясь.
    Свобода!!
    А что случилось с Марранами, напившимися усыпительной воды?
    Спали они недолго, только до утра. И это объясняется тем что чудесную воду они пили через целых трое суток, после того, как она была взята из Священного источника, и за это время её действие сильно ослабело.
    Пробуждение караула было крайне неприятным: дверь сарая настежь открыта, узники исчезли. А ведь Великий Урфин приказал особенно зорко сторожить этих заключённых и за небрежность грозил страшными карами.
    Тюремщики не стали ждать расправы и дезертировали из армии.
Оставаться в Изумрудной стране было опасно, и они всей компанией отправились на родину, куда и добрались благополучно.
    Но самым удивительным в этой истории было то, что беглецы, заядлые потребители орехов нух-нух, совершенно излечились от вредного пристрастия к этим орехам. Их уже не тянуло ежедневно пить ореховый настой, голова у них не кружилась, мучившие их галлюцинации исчезли, вернулось хорошее настроение. Словом, бывшие «бессонники» сделались вполне здоровыми и по ночам спали, как все люди.
    Впоследствии о лечебном действии усыпительной воды стало широко известно по всей Волшебной стране, и злополучные любители орехов нух-нух отправлялись в Пещеру лечиться от своей гибельной привычки.
    Мулы, полные энергии и жизни, ждали Тима и освобождённых узников у домика, где скрывались Энни с Артошкой и Кагги-Карр.
Времени терять не приходилось. Тим взял к себе на седло Страшилу, а Энни — Фараманта. Длинноногий Дин Гиор был хорошим ходоком, а Железного Дровосека не выдержал бы ни один мул — ни живой, ни механический.
    Серебряный обруч вернулся на голову Энни, но пользоваться им, чтобы скрыть от чужих глаз многочисленную компанию верховых и пешеходов, было затруднительно. Поэтому положились на своё счастье и двинулись на юго-восток, в страну Мигунов. Там их ждали Смелый Лев и Лестар, там они померятся силами с наглым Урфином Джюсом, если он вздумает их преследовать.
    До рассвета прошли порядочное расстояние и стали располагаться лагерем в густой чаще.
    И только здесь Страшила и Железный Дровосек по-настоящему разглядели свою освободительницу Энни. Их радость была при этом необычайна. У Железного Дровосека сердце сильно билось в груди, а Страшила почувствовал небывалый прилив сил. Правда, это можно было объяснить ещё и тем, что он ехал на тёплой спине Ганнибала и значительно подсох.
    Оба друга не могли наглядеться на Энни и уверяли девочку, что она ну прямо вылитая Элли и вид её живо напоминает им прежние счастливые времена. А когда Энни передала им горячий привет от сестры и уверила, что Элли никогда-никогда о них не забывала, Дровосек так растрогался, что обильные слезы хлынули у него из глаз. И конечно, челюсти у него тут же заржавели. Пришлось смазывать их маслом, которое, к счастью, нашлось в рюкзаке у Тима.
    Часть 4. Серебряный обруч Фарамант и Дин Гиор сердечно благодарили своих спасителей. В тюрьме узников кормили плохо, и они сильно похудели, но держались бодро. Настроение у них было весёлое, они шутили и смеялись. Фарамант насмешил всю компанию. Он нацепил Артошке на глаза зелёные очки, защёлкнув их сзади замочком.
     Озадаченный пёс в недоумении смотрел вокруг, не понимая, почему   всё вокруг сделалось таким зелёным^ А потом принялся рычать на Фараманта и пытался его укусить. Арто успокоился, лишь когда очки были сняты.
     — А Тотошка любил зелёные очки, — с укором сообщил собаке Фарамант.
     Дин Гиор, проделавший весь путь пешком, запылил свою длинную бороду, и Энни, выбив из неё пыль веткой и расчесав гребешком, заплела её в три пряди. Фельдмаршалу по душе пришлась такая забота.
Скудно позавтракав, улеглись спать под развесистыми кустами. Тим, Дин Гиор и Фарамант после бессонной ночи давно спали,а Дровосек и Страшила всё ещё не давали покоя Энни, без конца расспрашивая ее о том, как живёт, как учится Элли, большая ли она стала, и прочее, и прочее, и прочее. Потом они перешли к расспросам о добром Великане из-за гор, о Фреде…
    Наконец, увидев, что у девочки закрываются глаза, а язык уже не поворачивается, два друга догадались оставить Энни в покое, и та, не договорив слова, крепко уснула.
    А восхищённые Дровосек и Страшила целый день восхваляли достоинства двух сестёр. Страшиле этот разговор пришлось вести не в очень удобной позе: он висел вниз головой на спине Ганнибала. Туда его пристроил для просушки Железный Дровосек.
    К вечеру все проснулись бодрые, освежённые. Отправляться было ещё рано, и Энни вспомнила о своём обещании показать королеве мышей механических мулов. Она подула в свисточек, и на полянке появилась Рамина с несколькими фрейлинами.
    — Здравствуйте, ваше величество! — сказала Энни. — Я позвала вас, чтобы показать животных, на которых мы приехали в Волшебную страну. Мы зовём их мулами. Не правда ли, они красивы?
    — Они великолепны!—ответила Рамина и залюбовалась гордыми стройными скакунами с гладкой блестящей шкурой. — И вы говорите, дитя моё, что им не надо никакой пищи, кроме солнечных лучей? Тогда это просто чудо!
    — Видите ли, мы называем это не чудом, а изобретением,- возразила Энни. — Настоящие чудеса — здесь, у вас. Это серебряные башмачки Гингемы, волшебный ящик Стеллы, магическая книга Виллины, серебряный обруч Бастинды… Это — ваша способность мгновенно появляться в любом месте по звуку чудесного свисточка. Вот настоящие чудеса!
    Рамина рассмеялась.
    — Для нас это самые обычные вещи. И то, что вы перечислили, милая Энни, лишь малая доля наших «чудес». Такой уж создал нашу страну Гуррикап, великий волшебник древних времен. Ведь это он наделил даром^речи животных и птиц, заставил здесь цвести вечное лето, отгородил этот удивительный уголок земли горами и Великой пустыней.
Честь и хвала ему за это!
    — Честь и хвала! — подхватила вся компания.
    Мулы заржали, затопали копытами, призывая хозяев в путь.
    — Нет, они поистине чудесны, хоть и явились сюда из-за гор! — воскликнула Рамина, прощаясь.— Доброго вам пути, дитя моё, доброго пути вам всем! И помните, если я буду вам нужна, я всегда к вашим услугам.
    И королева исчезла со всей своей свитой.
    Часть 4. Серебряный обручПутешествие в Фиолетовую страну закончилось благополучно. Правда, беглецам изредка встречались небольшие отряды Марранов. Но те не осмеливались нападать на такую внушительную силу, какую представляли наши друзья. Дровосек и Дин Гиор поднимали увесистые дубины, а мулы топали копытами и скрежетали зубами при виде врагов.
И Марраны, обойдя грозных животных сторонкой, спешили с донесением к Урфину Джюсу. Но рота капитана Клема, посланная вдогонку, не могла настичь беглецов.
    Пришёл момент желанной встречи.
    Лев, под старость сделавшийся очень чувствительным, чрезвычайно растрогался, увидев старых друзей — Страшилу, Железного Дровосека, Дина Гиора, Фараманта. А когда Энни смело подошла к нему и слегка хлопнула его рукой по морде, Лев чуть не упал в обморок.
    — Как тебе не стыдно обижать маленьких?! — повторяя когда-то сказанные сестрой слова, воскликнула Энни и взяла на руки струсившего Артошку.
        — Неужели я спал десять лет и проснулся? — в изумлении проговорил Лев.глядя на Энни и собачку-Элли? Тотошка?! Но этого не может быть!
    Ему рассказали, в чём дело, и он подошёл к Энни и стал тереться об её плечо, как огромный добродушный кот. А когда девочка начала играть кисточкой его хвоста, слезы счастья хлынули из глаз старого Льва…
    А какая радость была у Мигунов, когда их возлюбленный правитель снова появился перед ними, и с ним /его новые друзья, которые в тот же миг стали бесконечно милы и простосердечным его подданным.
    Беспрерывно мигая, Мигуны пустились в такой пляс, что от мельканья их фиолетовых одежд у Энни и Тима зарябило в глазах. Они громко щёлкали пальцами и хвалились, что если дела у них идут хорошо и все беды обходят их, стороной, то это только потому, что они никогда не забывали умываться трижды в день в честь Феи Спасительной Воды!
     Они обещали наказать и потомкам строго выполнять этот священный обычай…
Узнав, что девочка, прибывшая с Железным Дровосеком и Страшилой вовсе не Фея Спасительной Воды, а её младшая сестра, Жевуны ничуть не огорчились. Они прозвали Энни Феей Будущей Победы и проводили её к кухарке Фрегозе.
    Добрая, женщина тотчас отвела Энни в ванну, вымыла её и переодела в лиловое платье, сшитое для Элли Мигунами и оставленное ею в Фиолетовом Дворце. Затем Фрегоза занялась Тимом и Артошкой.
   Часть 4. Серебряный обруч Страшилу и Железного Дровосека тотчас же взяли в капитальный ремонт.
    Драгоценные мозги из головы Страшилы не осмелились вынуть, а потому голову повесили сушиться целиком. Костюм вымыли, выгладили, набили свежей соломой, ботфорты вычистили. И когда Страшила предстал перед Энни свежий, благоухающий запахом поля, но только с расплывшимися чертами лица, девочка раздобыла кисточку и краску и занялась его глазами, носом и ртом. И ещё прежде чем она кончила, Страшила пел во все горло:
     — Эй-гей-гей-го, я снова-снова-снова с Энни!
     Безмятежно счастливый Страшила пел и приплясывал и ничуть не стеснялся этого, потому что Мигуны не были его подданными!
    Часть 4. Серебряный обруч А Железного Дровосека лучшие мастера страны во главе с Нестаром  разложили на верстаке и возились над ним целый день: разбирали на части и вновь складывали, паяли, развинчивали отдельные детали и свинчивали, и смазывали, и полировали — и он вышел из их рук совершенно новенький, как из мастерской.
Его сердце набили свежими опилками, зашили, и оно по-прежнему осталось самым добрым и нежным в Волшебной стране.
    Когда Дровосек появился среди своего народа, он сиял так, что у всех, кто на него смотрел, слезились глаза. Мастера сделали ему новый топор вместо того, что остался у Джюса, и Дровосек грозно взмахнул им, так что воздух засвистел вокруг, и воскликнул:
    — Ну, теперь посмотрим, кто кого!

Чудовищный обман

 

Заветная мечта Урфина Джюса сбылась: он снова захватил власть в Волшебной стране. Но удивительное дело: как и в первое своё царствование, он не чувствовал себя счастливым. Честолюбивый диктатор хотел всеобщего преклонения, хотел, чтобы при его появлении на улицах и площадях собирались толпы народа, бросали в воздух шапки и восторженно кричали.
    А этого не было. На пирах он брезгливо выслушивал всегда одни и те же хвалы немногих прихлебателей во главе с главным государственным распорядителем Кабром Гвином  и жирным, обрюзглым первосвященником Крагом. А на улицах он вообще перестал появляться с тех пор как его чуть не убил пущенный с кровли камень. И он подозревал, что этот камень вылетел из пращи, находившейся в руке Маррана.
    А власть? Где она, эта власть?
    Из Голубой страны, на завоевание которой он послал отборный полк Харта стали появляться разрозненные беглецы. Жалкие, исхудалые, обтрепанные, они нарисовали королю картину такого поражения, что он не спал несколько ночей и при каждом подозрительном шуме бежал к окну посмотреть, не летят ли на город драконы Ружеро.
    Рассказы беглецов ослабляли воинский дух в армии, и Урфин поспешил от них отделаться. Он уволил их из армии, как недостойных служить королю, и приказал им убираться домой.
  Часть 4. Серебряный обруч  Не лучше были и сообщения с востока, из страны Мигунов. Обеспокоенный тем, что от капитана Бойса очень долго не поступало донесений Урфин отправил туда деревянного курьера. Гонец Верес вернулся с плохими известиями. Он рассказал, что Мигуны восстали вскоре же после ухода главных сил, взяли в плен капитана Боиса и его солдат и держат их в заключении.
Впрочем, как ему удалось подслушать, с пленниками обращаются хорошо, кормят три раза в день и дажевыпускают на прогулку.
    Страшила и его друзья, сбежавшие из тюрьмы, все очутились в Фиолетовой стране. И там же появились люди из-за гор: девочка, которую Мигуны прозвали Феей Будущей Победы, и мальчик, ростом нацелую голову выше любого жителя Волшебной страны. А приехали они на удивительных животных, которые, как говорят, глотают солнечные лучи.
    Выслушав доклад, Урфин пришел в ярость. Он приказал Вересу  молчать о том, что гонец видел в стране Мигунов, а для надёжности запер его на замок.
    Мрачные думы овладели Урфином. Запад и восток потеряны, но не лучше обстояли дела и в Изумрудной стране. Здесь, правда, жители не осмеливались сопротивляться. Изгнанные с острова, они кое-как устроились на немногих фермах, не захваченных Марранами, и там вели скудную, нищую жизнь. От них опасности ожидать не приходилось.
     Но диктатора беспокоила армия, единственная опора его могущества. Эта опора начала сильно шататься. Об этом Джюс знал от разведчика, на которого только и мог положиться, на беззаветно ему преданного Эота Линга. Деревянный клоун рыскал по стране деньи ночь, и ничего от него не ускользало. И вот что клоун доносил повелителю.
  Часть 4. Серебряный обруч В армии идет брожение. Беспечным и непостоянным Марранамнадоела военная служба. Они не ходят на учения, стараются увильнуть от караульной службы, а иные уже дезертировали.
     Несколько солдат женились на дочерях фермеров и объявили, что покидают армию, чтобы заняться мирным трудом. Многие Марраны завидуют им и готовы последовать их примеру.
     Очень беспокоило Джюса то обстоятельство, что его солдаты пристрастились к употреблению орехов нух-нух. Урфин хотел бы, чтобы настойка из этих орехов давалась только тем, кому это было необходимо: кто нёс стражу по ночам или ходил в ночную разведку. А если на орехи набросятся слишком многие, то и орехов в лесу не хватит. И что из этого выйдет, трудно было даже предсказать. (Джюс не знал, что от вредной привычки можно лечить усыпительной водой.)
     Урфин с его незаурядным умом хорошо понимал причины разложения, начавшегося Ь армии. Дисциплину легко поддерживать, когда солдаты находятся под постоянным надзором командиров, когда их с утра до вечера гоняют в строю, и вредные мысли просто не успевают за-браться им в голову.
     А здесь? Марраны добились исполнения всех своих желаний. Ониживут как боги, в уютных теплых домах, они завладели несметными богатствами купцов и ремесленников Изумрудного острова, и чего им ещё больше желать? Зачем им маршировать по пыльным дорогам с тяжёлыми дубинками в руках?
    Чтобы сплотить Марранов и снова увлечь за собой, надо было поставить перед ними новые большие цели. Такие цели, чтобы в погоне за ними эти простодушные люди бросили все завоёванные ими блага.
Коварный, изворотливый Урфин придумал такой план. Он пришел к заключённому Вересу и сказал ему:
    — Завтра я соберу своих солдат и буду держать перед ними речь. И пусть она покажется тебе не совсем согласной с истиной, но ты должен под клятвой подтвердить каждое моё слово. Иначе сгоришь в печке!
    Напуганный деревянный человечек обещал выполнить всё, что требует от него повелитель.
    По всему Изумрудному острову и окрестностям разнеслась молва, что Великий Урфин (Джюс больше не именовал себя огненным богом) сделает своей армии необычайное сообщение. Оно касается всех его солдат, и кто не придет, пусть пеняет на себя.
    В назначенный час все Марраны собрались на равнине перед Изумрудным островом. Урфин появился в сопровождении Топотуна и деревянного курьера Вереса. Он поднялся на высокую трибуну, и все воины обратили к нему взоры. Лицо Урфина выражало глубокую печаль.
Помолчав некоторое время, чтобы накалить интерес, Урфин начал зычным голосом:
    — Горе, горе! Возлюбленные мои Марраны, я должен сообщить вам ужасную весть! — По рядам слушателей пробежало волнение. — Знайте, мои дорогие, что .командир оставленного мною в Фиолетовой стране отряда доблестный Бойс погиб! Да, не стало нашего Бойса, чемпиона по прыжкам, непревзойдённого кулачного бойца, мир его праху!
    Толпа выжидательно молчала. Стоило ли собирать столько народа, чтобы сообщить о смерти одного Прыгуна? Но Урфин был искусный оратор. Возвысив голос, он продолжал:
    — Это ещё не всё.! С Бойсом погиб весь его отряд, все пятьдесят славных воинов, которые должны были держать в подчинении завоёванный край. Всех их убили коварные \Мигуны, убили предательски, заманив в засаду!
     Это известие произвело сильное впечатление. Многие солдаты, имевшие в отряде Бойса родственников и друзей, начали потрясать кулаками и выкрикивать угрозы.
     — И это не всё, возлюбленные мои Марраны! Свирепые Мигуны надругались над трупами убитых: они разрубили их на куски и скормили свиньям!
     Толпа бушевала, среди неё нашелся лишь один здравомыслящий; он  осмелился спросить:
     — А может быть, всё это ложные слухи?
     — Ложные слухи?! — Урфин втащил на трибуну Вереса. — Вот свидетель! Это мой курьер, он только что вернулся из страны Мигунов.
 Говори, Верес!
     И человечек, запинаясь, пробормотал:
     — То, что говорит Великий Урфин, святая истина!
    Случилось так, что незадолго до этого Энни включила волшебный телевизор, чтобы понаблюдать за Джюсом. Так она поступала каждый день около полудня. И у экрана собирались Тим, Страшила, Дровосек и другие друзья Энни.
    Сцена, которую они увидели в этот день, поразила зрителей. Они трепетали от злобы, слушая наглые выдумки Урфина. Но этим дело далеко не кончилось. Толпа Марранов гремела и бесновалась. Водворив тишину, диктатор обратился к деревянному курьеру:
    — А ещё? Что ты слышал там ещё? Говори, мой добрый Верес, не бойся!
    — Я слышал, повелитель, — дрожащим голосом сказал Верес, — что Мигуны собираются идти войной на долину Марранов, чтобы уничтожить там всех стариков, женщин и детей…
    Нет нужды говорить, что эта ложь была продиктована Вересу Урфином.
     — О-о! Смерть презренным! Месть! Месть!!.
     Рев толпы потряс всю окрестность. Яростные лица, кричащие рты,
 сжатые кулаки, поднятые к небу. Урфин следил за Марранами с улыбкой
 скрытого удовлетворения.
     А там, за сотни миль, Страшила и его друзья глядели на экран с бессильным гневом, с сознанием полной беспомощности. Вскочить бы рядом с Урфином на трибуну, заставить обманщика сказать правду…
     А комедия продолжалась. Урфин произнёс большую речь. О, он умел быть красноречивым! Он призывал Марранов отомстить за убитых братьев и спасти от гибели свой народ. Он взывал к родственным чувствам Прыгунов, а Прыгуны, хоть и были воинственным племенем, очень любили своих престарелых матерей и отцов, своих жен и детей…
     Вся армия, как один человек, изъявила готовность немедленно выступить в поход. Согласились пойти даже и те, кто недавно обзавёлся семьями. С большим трудом Урфину удалось убедить одну роту Марранов остаться на Изумрудном острове, чтобы сохранить здесь власть короля.
     — Ну что ж, будем готовиться к вражескому нашествию, — мрачно сказал Страшила, когда экран телевизора погас.
     Нет надобности говорить, что Страшила, освобожденный из плена, сразу был объявлен правителем Изумрудной страны. Кагги-Карр уступила ему полномочия и тепло поздравила с восстановлением на высоком посту.
     Со своей стороны- Страшила растроганно благодарил ворону за неоценимые услуги, которые она оказала за время правления страной.
     — Да что там говорить! — Страшила даже запыхался, перечисляя подвиги вороны. — Я учреждаю орден «Золотого венка», и первым его кавалером будет наша любимая и уважаемая Кагги-Карр. Как только мы расправимся с Урфином, этот орден выкуют лучшие ювелиры страны, украсят его чистейшими алмазами, и он засияет на голове нашей дорогой Кагги-Карр так растрогалась, что из её черных глаз выкатились две слезинки.
  — Мало этого, — продолжал Страшила, — в память заслуг Кагги-карр я от имени жителей Изумрудного острова обещаю, что любой вороне, которая появится в городских пределах, будет обеспечен самый сердечный приём.
    Это обещание свято выполняется на Изумрудном острове до сих пор.

           Финальная игра

 

 Часть 4. Серебряный обруч Армия Урфина спешила в Фиолетовую страну. Марраны не сворачивали с пути, не заглядывали на фермы, расположенные близ дороги; воины торопились отомстить за погибших товарищей, спасти свою уединённую долину от вражеского нашествия.
    Ни разговоров, ни песен не слышалось в рядах: лица бойцов были суровы. Урфин искусно поддерживал воинственное настроение. Боясь, как бы обманутые Марраны не узнали правду, Джюс отдал такой приказ:
    — Никаких переговоров с коварным противником! Сразу нападать и всё крушить на своем пути. Убивать предателей беспощадно!
    Эот Линг шнырял, как крыса, среди распалённых ненавистью Марранов и приносил своему хозяину только утешительные вести.
    — Они рвут и мечут, — говорил клоун. — Уж как доберутся до дела, будет потеха! Грозятся за каждого своего сотню врагов со света сжить!
    Довольный Урфин потирал руки. После расправы с Мигунами он всей силой обратится на запад и подчинит своему владычеству рудокопов и Жевунов. Он найдет средства борьбы с драконами и Шестилапыми,и горе тем, кто станет на его пути!
    …Вдали показались фиолетовые шпили и башенки дворца, построенного в незапамятные времена и переменившего много владельцев на своём долгом веку. В старое время, вступив во владение дворцом, Бастинда обнесла его высокой прочной стеной с железными воротами, всегда закрытыми на замок. Ключ от замка колдунья носила в кармане, а ночью прятала под подушку.
    Когда правителем Фиолетовой страны стал Железный Дровосек, он первым делом распорядился сломать стену и разбить вокруг дворца парк. Ведь ему-то не приходилось опасаться подданных, горячо любивших своего мягкосердечного правителя. Наружные украшения дворца и окраска постоянно поддерживались в полном порядке, и дворец выглядел таким уютным и мирным, что Марранам невольно пришла в голову мысль: как могли обитавшие в нём совершить такое чёрное злодейство?
   Часть 4. Серебряный обруч Но Урфин не давал воинам времени одуматься. По рядам разнеслась команда:
    — Ускорить шаг! Выбросить на край дороги все лишнее! Приготовиться к бою!
Грозная лавина катилась вперёд. И вдруг… Медленно, но неотвратимо бег людей начал замедляться, перешел на шаг… и армия остановилась.
    Остановку вызвали две причины. Первая — на пути наступающих оказался глубокий ров, а с его противоположной стороны, из бойниц каменных башенок высовывались стрелы, нацеленные на врага.
    А вторая, вторая была настолько невероятна, неправдоподобна, что даже многоопытный Урфин, прочитавший в библиотеке Изумрудногогорода множество книг по истории войн, разинул рот.
    В стане Мигунов шла игра!
    Это было странно, неестественно… но это было так!!
    Видно, войско Дровосека и Страшилы уж очень надеялось на силу своих укреплений, что так беспечно вело себя перед лицом врага. А может быть… может быть, игроки не в силах были бросить неоконченную партию, где каждая из сторон рассчитывала на победу?..
     Прыгуны самые азартные игроки на свете, такое поведение вполне  поняли и оценили. Замерев на месте, опустив дубинки и копья, в беспорядке сгрудившись у рва, Марраны с огромным интересом наблюдали за игрой.
     Игра была им совершенно незнакома. И не диво: впервые от века появилась она в Волшебной стране, и это был волейбол!
     Если читатель помнит, Тим 0’Келли вёз с собой волейбольный мяч. Мальчишка был страстным волейболистом и взял мяч в путешествие, рассчитывая вволю наиграться с Жевунами и Мигунами. Но водоворот событий в которые вовлекла его судьба, заставил Тима забыть об игре. Он вспомнил о ней здесь, в Фиолетовой стране, во время длительного ожидания вражеского нападения.
     Не мудрено храбро вести себя в пылу битвы, расточая и принимая удары. Гораздо труднее ждать изо дня в день, когда придёт опасность а она всё откладывается…
     Вожди заметили, что бодрость Мигунов падает с каждым днем и это было очень плохо. Чем поднять дух приунывшей армий — и Тим догадался: волейбол!
    Мальчик организовал несколько команд, объяснил правила игры провел тренировки (сетку быстро сплели Мигуньи, и, понятно, она была повешена гораздо ниже, чем это принято в большом мире).
   — Сначала игра велась «на вылет» и возымела необыкновенный успех. С утра и до вечера стучал мяч на волейбольной площадке, и только ночь разгоняла игроков. Очередь желающих сразиться росла неимоверно и потому кожевники взялись за работу и наделали еще с десяток мячей.
    Образовалось несколько команд с самыми причудливыми названиями: «Львы», «Любимцы судьбы», «Саблезубые тигры», «Отважные парни», «Летучие Обезьяны»… Начался розыгрыш первенства страны.
    Забыты были страхи перед вражеским нашествием. Мигуны сделались неузнаваемы: бодрые, энергичные, они даже стали меньше мигать просто у них не хватало на это времени!
    Вокруг игроков во множестве толпились рьяные болельщики. Тим посмеивался: — Правильно мор папа говорит: «Спорт-великое дело!» А он в этом разбирается: недаром чемпион, играл за сборную Канзаса!
    Марраны не ошиблись: за вражескими укреплениями шла очень важная игра. Это был заключительный матч между командами, претендовавшими на первое место. Играли «Летучие Обезьяны» (капитан Дин Гиор) и «Непобедимые друзья Энни» (капитан Тим 0’Келли). Когда вдали показался неприятель, счет был 13:13, и каждая сторона надеялась выиграть.
    14:13. Ведут «Обезьяны»… Удар! 14:14! Этот счёт держится всего несколько секунд.
    Вперёд вырываются «Непобедимые». 15:14. А через полминуты подача отобрана, и счёт снова сравнивается: 15:15!
    Да разве можно в такой момент бросить игру, даже если небо начнёт рушиться на землю!
    Каждая команда выкладывает последние силы. Игроки показывают чудеса ловкости. Они кружатся, как волчки, высоко подпрыгивают, припадают к самой земле, отбивают совершенно немыслимые мячи.
    Марраны были очарованы, восхищены. Да, эта игра в их духе! Как могли бы подпрыгнуть они в погоне за этим неуловимым, вёртким мячом! Какие могли бы наносить умопомрачительные удары! Незаметно для себя
Прыгуны уже разделились на две партии: одни болели за «Обезьян», другие за «Непобедимых». Начали заключаться пари.
     Рёв толпы на той и на другой стороне. 16:15, ведут «Непобедимые».
 Ещё удар, и чемпионат выигран…
    Но что это? Марраны поражены. Бойс?! В одной из команд появляется Бойс, заменивший игрока. Бойс, убитый, разрезанный на куски искормленный свиньям! Ох, как он ловко пустил мяч над самой сеткой!..
     Стой, подожди! А что же говорил Великий Урфин? Может, его обманул этот мерзкий деревянный человечишка? Может, он налгал и во всём другом?..
   Часть 4. Серебряный обруч  Вот ещё один Прыгун срезает мяч, а другие весело хохочут в толпе зрителей…
     17:15! «Непобедимые» выиграли, они чемпионы страны. И Ьоис бежит ко рву и весело здоровается с друзьями, машет рукой, зовет играть!
     Взоры Марранов обращаются к Урфину. Взоры недоумевающие, вопросительные… А потом гневные, бичующие.
     Урфин не выдержал. Он в ужасе закрыл лицо руками, а потом повернулся и побежал. Он бежал, и спотыкался, и падал, и вставал, и снова бежал. Сердце Джюса бешено колотилось в груди, его терзал невыносимый страх. Беглецу чудилось, что в спину ему со свистом летит туча камней, что его настигают озлобленные мстители с тяжёлыми дубинами в руках…
     Но ни один Марран не двинулся в погоню за низверженным божеством. Вслед ему неслось громовое:
    — Обманщик! Лгун!.. Презренный клеветник!.. Фальшивый бог!..
    Всё было кончено. Мудрый Карфакс не ошибся в своем предсказании. Все его покинули, и даже верный Топотун куда-то скрылся.
    Позор, вечный позор, легче которого смерть…
    Через ров были переброшены мостки, и бывшие враги радостно бросились друг к другу. Уже начали собираться смешанные волейбольные команды, в воздух полетели мячи, послышались крики:
    — Гаси!.. Аут… Пасуй!..
    А Ганнибал и Цезарь дружно ржали и нетерпеливо топали копытами, призывая своих хозяев в дальний путь, на родину.
    И в час, который определила судьба, удивительные мулы примчали Энни и Тима домой.
Элитна парфюмерия на ParfumShik.ru

Читайте также: