Чингаз

       Чеченская сказка

  Чингаз Да будет вам в жизни удача! Пусть и не придётся вам рыться в стоге сена, потеряв иголку, пусть не доведётся потерять телят в горах и разыскивать их на обрывистых склонах, пусть не встречаются злые собаки, когда в руках нет крепкой палки, а если случится такое, пускай это будет у старого плетня! Пусть попадётся на пути вам только хорошее, и пусть всё дурное пронесёт мимо вас. Пусть все плохое ветром от вас уносит, а всё хорошее ветром к вам прибивает!
   Да сбудутся мои слова!
   Расскажу я вам сказку. Слушайте её, не перебивайте, а потом скажете, хороша ли сказка моя.
   Когда-то, в далёкие времена, жили муж и жена. Их дом был полной чашей, но не было у них детей. Тужили они, завидуя соседям своим, у которых дом был полон детей. И так они обрадовались, когда у них родился сын!
   Мальчик рос на диво крепкий и красивый. Мать и отец всё ласкали его и приговаривали: «Когда станешь большим, женим тебя на прекрасной Чингаз. Прекраснее, умнее её наши горы ещё не видели».
   В то время в горах много рассказывали сказок и легенд о прекрасной девушке по имени Чингаз.
   Миновали годы, сын вырос, стал стройным и сильным джигитом — широким в плечах, тонким в поясе, крепким в кости, быстрым на ногу. Подошла пора выбирать невесту. Юноша пришёл к  родителям и говорит:
   — Хочу, чтобы моей невестой стала прекрасная Чингаз, о которой вы всегда говорили мне.
   Смутились родители, не знают, что ответить сыну. Имя Чингаз упоминали многие, но ни разу не довелось им слышать, где живёт прекрасная девушка и можно ли её отыскать. Мудрые старики объясняли, что девушка эта не такая, как все. «Чингаз, — говорили они, — красавица из сказки».
   Подумали родители, посоветовались и решили сказать сыну всё, как есть.
   — Да, мы называли имя Чингаз. Но девушка она не простая, а сказочная. Где искать её, никто не знает. А может, и нет её на белом свете.
   Загрустил юноша. Куда ни пойдёт, только о Чингаз и думает. День проходил за днём, и стали его покидать силы. Слёг он и не встаёт с постели.
   Горюют родители, не знают, как сыну помочь. Надоумил их кто-то спросить совета у мудрой Жеры-бабы (добрая старая вдова). Пошли они к ней и Поделились горем своим.
   — Когда наш сын был ещё ребёнком, мы лакали его и приговаривали: «Станешь большим — женим тебя на девушке Чингаз, прекраснее, умнее её наши горы ещё не видели». А теперь он не знает утехи. Имя Чингаз у него с языка не сходит. Чингаз девушка не простая, а сказочная, есть ли такая девушка, мы не знаем и найти её не в силах. А сын совсем ослабел и не может встать с постели. Что же нам делать? Как его заставить не думать больше об этой сказочной девушке Чингаз, не мечтать напрасно о ней? Мудрая Жеры-баба помоги нам своим советом.
   Жеры-баба подумала-подумала и отвечает:
   — Справьте сыну одежду, красивее которой нет. Раздобудьте оружие, лучше которого не бывает. Положите всё это у его изголовья. Найдитесамого быстрого коня. А сыну скажите: «вот тебе  одежда, красивее которой нет, и оружие, лучше  которого не бывает. Вот тебе конь, равного которому не сыскать. Теперь у тебя есть всё, что нужно молодому джигиту. Сядь на коня и поезжай, повеселись с ровесниками. Может быть, ты встретишь красивую девушку и забудешь про Чингаз».
 Взглянет ваш сын на оружие, услышит ржание коня — не выдержит и сразу поднимется с постели.
    Поблагодарили они Жеры-бабу, вернулись домой и сделали всё, как им было ведено. Справили одежду, раздобыли оружие и рано утром, когда сын ещё спал, положили всё у его изголовья.
 А коня привязали во дворе. Конь был горячий, принялся рваться, ржать, подниматься на дыбы. Ржание его разносилось далеко вокруг, горные ущелья, отзывались эхом.
   Разбудили родители сына и говорят:
    — Сынок наш дорогой! Взгляни на эту одежду, красивее которой нет на свете, взгляни на оружие, лучше которого едва ли можно сыскать, выгляни во двор, посмотри на коня, равного которому не найти. Теперь у тебя есть всё, что нужно джигиту. Садись на коня и поезжай, повеселись с ровесниками. Может быть, встретишь красивую девушку и забудешь про Чингаз.
   Но напрасно они уговаривали сына. Юноша даже не пошевельнулся. И снова муж с женой пошли к Жеры-бабе за советом. Выслушала их Жеры-баба и сказала:
   — Видать, и вправду только о Чингаз и думает ваш сын, только её он и хочет найти. Коли так, Делать нечего. Соберите молодых братьев да племянников ваших, снарядите их в дальнюю дорогу и пошлите искать Чингаз.
    Муж с женой поспешили домой, позвали молодых джигитов — братьев да племянников своих, снарядили их и проводили в дальний путь. Крепко им наказали: без Чингаз не возвращаться.
    Долго ездили по свету молодые джигиты. Немало осталось позади горных хребтов и перевалов, немало рек они переплыли, немало было пройдено дремучих лесов. А прекрасной Чингаз нигде нет, никто не знает, где искать её. Посбивались подковы, кончились у всадников дорожные припасы. Пустились тогда всадники в обратный путь. Долго ли, скоро ли они ехали, но домой добрались.
    — Долго ездили и ходили мы по свету, но Чингаз нигде не нашли. Видно, нет такой девушки на земле, — сказали они.
    Юноша выслушал всадников, встал со своего  места, оделся, взял оружие, сел на быстрого коня  и тут же отправился в дорогу сам.
    Сколько он ехал — неизвестно. Но путь его был  очень Длинным. Много дней и ночей провёл он в дороге. Измученный конь едва перебирал ногами. Въехал юноша в большой тёмный лес и стал осматриваться, где бы остановиться и отдохнуть.
 Вдруг лес раздался, и перед глазами джигита  открылась широкая поляна, освещённая ярким солнцем. Посреди поляны — роднив, чуть подальше -небольшое прозрачное озеро. «Устрою-ка я здесь привал и посплю», — думает юноша.
    Спешился, расседлал коня, стреножил и отпустил его пастись. А сам взял седло, выбрал на берегу озера место поукромнее в кустах, положил седло под голову, прилёг на траву и накрылся буркой. Лежит он, лежит, но заснуть не может: всё о Чингаз думает, где её дальше искать.
    Вдруг он услышал какой-то шум. Смотрит: к озеру прилетели две голубки. Перья у них не простые, а золотые да серебряные. Блестят на солнце — глаз не отвести. Лежит молодой джигит, любуется голубками. А они трижды облетели озеро, опустились на берег и только коснулись земли — превратились в девушек красоты неописуемой. Юноша не успел от удивления опомниться, как они бросились в воду и поплыли. Сами смеются, весело переговариваются и всё поглядывают в сторону леса. Юноша тоже обернулся. Глядит и видит: летит к озеру третья, краше первых двух. Сделала три круга над озером, да низко так — вот-вот коснётся воды, потом опустилась на берег и тоже обернулась девущкой-красавицей. А первые две девушки кричат ей:
   — Скорее; Чингаз, плыви к нам! Нам надо домой спешить, искупаться не успеем.
   Тут у нашего юноши дух захватило: вот она какая, девушка Чингаз, которую он так хотел найти.
   «Но как подойти к ней? Как заговорить? И захочет ли она разговаривать со мной? Не улетит ли прочь, как только увидит меня?» — размышлял джигит, наблюдая за девушками. На всякий случай решил подобраться поближе. Прячась за кусты, подкрался к самой воде. Глядит: лежат на камне три пары голубиных крыльев. Схватил он эти крылья, спрятал за пазуху, притаился в кустах и сидит — дожидается Девушек.
   А они резвятся в воде, плещутся — только брызги во все стороны летят. Место было глухое, безлюдное, вокруг лес да горы. Девушкам и в голову не могло прийти, что кто-нибудь может добраться туда и увидеть их.
   Поплавали они, поиграли и вышли на берег. Стали искать свои крылья, а их как не бывало.
Девушки всполошились, заволновались, забегали. Обыскали весь берег, под каждый камень заглянули. А крыльев нет. Сели они и горько заплакали.
  — Что же вы плачете? Что потеряли? — крикнул юноша.
   Встрепенулись девушки, испугались — никак не ожидали они услышать здесь человеческий голос — и бросились в разные стороны. Юноша сильно разволновался: он боялся, как бы не скрылись они в лесу. Выбежал он из обоего укрытия и закричал вдогонку:
   — Куда же вы? Не бойтесь меня, не убегайте! Я такой же человек, как и вы.
   Девушки остановились, но глядят на незнакомого человека с опаской, приблизиться не решаются. А юноша зовёт их:
   — Подойдите ко мне, я не сделаю вам ничего плохого. И крылья ваши верну, если выполните мою просьбу.
   Одна из девушек промолвила в ответ:
   — Если попросишь то, что нам под силу, мы постараемся выполнить. Скажи, чего ты хочешь?
   — Скажите, кто вы, кем приходитесь друг другу?
   — Мы три сестры. Ещё у нас есть семеро родных братьев. И живём мы неподалёку отсюда, в лесу. Теперь скажи, кто ты, откуда? Как оказался в этих краях?
  Юноша сказал, кто он, откуда, родом. А потом прибавил, обращаясь к Чингаз:
 — Из-за тебя, Чингаз, отправился я в дальний путь. О тебе я слышал в сказках и по всей земле ищу тебя. Только о тебе я всё время думаю. Верну я, голубиные крылья. Но ты обещай, что не оставишь меня. Без тебя мне и свет не мил.
    Чингаз понравился незнакомый юноша. Был он статный, высокий, чёрные глаза светились умом. Говорил он ласково, но в то же время в его голосе, во всей повадке чувствовалась твёрдость воина.
 Чингаз сказала в ответ:
    — Нам сначала надо узнать друг друга получше. Слушай меня! На краю этого леса есть дуб.
 Растёт он там сотни лет и возвышается над другими деревьями. Найти его — легко. Приезжай к лесу через семь дней и три ночи подряд приходи к дубу. Я тоже буду к нему прилетать. Там мы и поговорим обо всём. Потом я скажу тебе, останусь ли с тобой. А пока отправляйся домой.
 Я знаю прямую дорогу, и ты через три дня увидишь родителей.
    Юноша поверил голубке и отдал сестрам их голубиные крылья. А Чингаз показала ему прямую, дорогу, рассказала, как надо ехать. Девушки распрощались, обернулись голубками и улетели.
    Пока юноша находится в пути, мы поспешим вперёд, к нему домой.
    В том ауле, откуда юноша был родом, жила злая старуха колдунья, у которой росла дочь, ровесница нашему джигиту: страшная, кособокая — вся в мать. Колдунья верила, что юноша не сможет отыскать Чингаз. Тогда она хитростями да уловками убедит его жениться на своей дочери.
   Колдунья знала, что юноша вот-вот вернётся. Но отыскал ли он Чингаз, -узнать этого колдовство ей не помогло. И чтобы всё разведать, подослала она к нему своего слугу. Юноша ещё не успел появиться дома, а слуга, подосланный колдуньей, уж тут как тут: всё высматривает, а прислушивается. Но он ничего не услышал: молодой джигит решил до поры до времени молчать, никому ничего не рассказывать. Вернулся слуга к своей хозяйке-колдунье и говорит:
    — Приехал молодой джигит. Но повидал ли он Чингаз, я не смог узнать.
    Колдунья ничего не стала расспрашивать, только полюбопытствовала:
    — А какой он, весёлый или хмурый?
    — Весёлый.
    — Ну ладно, иди к нему опять да примечай, что он дальше будет делать, -сказала колдунья, а сама подумала: «Видать, отыскал он Чингаз. Но раз не привёз её — значит, ничего ещё не потеряно».
    Дня через два прибегает слуга колдуньи с новостью:
    — Юноша опять в дорогу собрался. Куда поедет, не говорит.
    Заспешила колдунья к соседям, пришла туда и елейным голосом сказала молодому джигиту:
    — Дорогой мой, дошли до меня слухи, что снова отправляешься ты в дорогу. Всякое бывает в пути. Послушай меня, старую. Возьми в попутчики моего слугу. Он тебе поможет где надо, за конём присмотрит. Человек он надёжный.
    Юноша согласился. Не мог он отказаться от помощи, которую предлагала старая женщина. Не знал он её коварства.
    А колдунья позвала к себе слугу и принялась напутствовать:
    — Узнала я, что встретится он с красавицей Чингаз. Пусть они встретятся, но только нельзя, чтобы они говорили друг с другом. Слушай меня! Вот тебе трёхгранная иголка. Она заколдована. Когда вы приедете и сын наших соседей станет дожидаться Чингаз, воткни незаметно эту иголку в его черкеску. От этого джигит крепко заснёт, и Чингаз его не добудется. А когда она уйдёт, вынь иголку и спрячь. Юноша проснётся и спросит: «Приходила девушка?» Ты ответишь: «Приходила, но ты не проснулся и она ушла». И сколько раз он будет дожидаться Чингаз, столько раз ты усыпляй его. Да гляди делай всё, как я велела. Иначе не сносить тебе головы.
   Прошло шесть дней с тех пор, как юноша расстался с Чингаз. На седьмой день рано утром он выехал из дому вместе со слугой колдуньи. Дорога была знакомая, ехали они быстро. Под вечер добрались до большого дуба. Спешились, стреножили коней и стали ждать. Слуга сделал вид, что знать не знает, кого дожидается юноша. А сам изловчился и воткнул ему в черкеску трёхгранную иголку. Джигит тут же и уснул.
   В полночь небо вдруг озарилось, и к дубу подлетела златопёрая голубка. Опустилась на землю, обернулась -девушкой и подошла к юноше.
А он спит крепким сном. Рядом еще один человек сидит. Чингаз спросила:
   — Джигит давно заснул?
   — Мы подъехали сюда, когда заходило солнце. Он сразу заснул и ещё не просыпался. Видно, устал с дороги.
   Чингаз попыталась разбудить юношу, приподнимала его, тормошила, но он не проснулся. Обернулась она голубкой и улетела. Только скрылась в темноте — слуга вынул иголку, и юноша очнулся.
   — Как я крепко спал! — удивился он. — Скажи, сюда не приходила девушка?
   — Как же, была. Я сильно удивился, когда она прилетела голубкой, а обернулась девушкой. Не смогли мы тебя добудиться, и она улетела.
   На вторую ночь наш молодой джигит опять пришёл к дубу. Но и на этот раз, помня наказ колдуньи, слуга усыпил его. Прилетела Чингаз, тормошит его, а он как убитый. Ничего не сказала и улетела. Только она скрылась вдали — слуга вынул из черкески иголку. Юноша открыл глаза и воскликнул:
   — Как долго, я спал! Девушка не приходила сюда?
   — Была, но не смогла тебя разбудить и ушла.
   — Она ничего мне не передала?
   — Нет, не обмолвилась ни одним словом.
   Настала третья ночь. Юноша сел под дуб и размышляет: «Никогда я так крепко не спал. Что со мной сделалось?» Помня, что сегодня Чингаз прилетит в последний раз, он дал себе слово не смыкать глаз и непременно дождаться её.
   Но и на третий раз заколдованная игла усыпила юношу. Чингаз опять застала его спящим и не смогла разбудить. Тут она догадалась, что джигит засыпает по вине человека, который находится с ним. Но виду не подала, только, прежде чем уйти, проговорила:
   — Когда этот соня проснётся, передай ему мои слова: «Коварнейший из коварных. Ненавистная радость. Лезвие шашки, только достойный отыщет Члнгаз».
   Возликовал слуга колдуньи: «Угодил я хозяйке, поссорил юношу с Чингаз». Едва Чингаз улетела, он поспешил вынуть иголку. Юноша пришёл в себя, а слуга колдуньи, не дожидаясь вопроса, сообщает ему;
    — Опять прилетала голубка. Не добудившись тебя, сильно она рассердилась. Видно, не появится больше. А тебе велела передать такие слова: «Коварнейший из коварных. Ненавистная радость. Лезвие шашки. Только достойный отыщет Чингаз».
     Но напрасно радовался слуга колдуньи. Слова Чингаз юноша растолковал так: «Коварнейший из коварных» — это значит, что мой спутник человек неверный; «ненавистная радость» — он не хочет нашей радости, старается поссорить нас;  «лезвие шашки» — надо наказать его шашкой; «только достойный отыщет Чингаз» — Чингаз желает, чтобы я отыскал её и доказал, что достоин её».
     Вскочил он, вынул шашку и снёс слуге колдуньи голову с плеч. А потом сел на коня и поехал искать прекрасную Чингаз. Долго ли ехал он — неизвестно, но и на этот раз путь его был очень длинным. Наконец привела его дорога к большому озеру. Кругом ни души. В воде у самого берега что-то чернеет. Юноша присмотрелся получше и понял, что это старая коряга. И вдруг с высоты камнем упал орёл, вцепился в эту корягу когтями.
  Ему, видать, показалось, что это овца забрела в воду. Пробует орёл взлететь и не может, потому что когти крепко застряли в дереве.
     Юноша подумал: «Хотя орлов не едят, но не умирать же с голоду. Зажарю-ка я его и съем. Сколько дней я мяса не пробовал!»
     Шагнул он в воду, снял орла с коряги и уже замахнулся кинжалом, как орёл заговорил человеческим голосом:
     — Не убивай меня, добрый человек. Этим всё равно не спасёшься от голода. Отпусти меня лучше на волю. Глядишь, и я когда-нибудь пригожусь тебе.
     — Если бы я знал, что умру с голоду, и то отпустил бы тебя! — воскликнул удивлённый джигит и дал орлу улететь.
     А сам он сел на коня и поехал дальше вдоль озера. Ехал-ехал и видит: на берегу лежит рыба. Её только что выбросило волной. Юноша слез с коня, подобрал рыбу и сказал себе: «Вот теперь-то я утолю свой голод». Но рыба заговорила вдруг человеческим голосом:
   — Не губи меня, добрый человек. Отпусти в озеро — когда-нибудь и я пригожусь тебе.
   — Так и быть! Если бы я знал, что умру с голоду, и то отпустил бы тебя, -ответил юноша.
   Кинул он рыбу в воду, вскочил на коня и поехал своей дорогой. Ехал он, ехал и добрался до незнакомого леса, а в лесу увидел волка, попавшего в яму. «Надо убить волка. Хоть волков и не едят, но выбирать не приходится. Его мяса мне хватит на несколько дней». Но волк почувствовал, что юноша задумал убить его, и заговорил человеческим голосом:
   — Не убивай меня, добрый человек. Помоги из ямы выбраться и отпусти в лес. Когда-нибудь и я пригожусь тебе.
   — Так и быть! Если бы я знал, что умру с голоду, и то отпустил бы тебя! — ответил джигит.
   Помог он волку выбраться из ямы и отпустил в лес. А сам отправился дальше. Питался в пути он ягодами да травами, ночевал под открытым небом.
   И вот в один прекрасный день оказался он у незнакомой реки. Неподалёку раскинулся какой-то аул, а за ним, на холме, виднелся высокий замок.
    «Не узнаю ли я здесь что-нибудь про Чинраз» — подумал юноша и решил остановиться, пробыть здесь день-другой. Спешился, расседлал коня, напоил его и отпустил пастись, а сам сходил в аул и принёс разной снеди. День проходил за днём. И заметил юноша, что какая-то женщина с утра до ночи носит в замок большими кувшинами воду. Видел он, как тяжело ей подниматься в гору с полным кувшином н^ плече, и вызвался помочь ей. Женщина молча отдала ему кувшин.
 Целый день юноша носил воду в замок, но у ворот женщина оставляла его и уносила кувшин сама. Под вечер он спросил:
    — Скажи мне, для чего тебе столько воды?  Третий день я здесь, и все эти дни с утра до, ночи  носишь ты тяжёлый кувшин.
    — Беда заставляет меня, добрый юноша. В этом замке живёт Чёрный Хожа, чудище о девяти головах. Через каждые семь дней он выезжает на разбой, губит людей, опустошает аулы. На той неделе он приволок откуда-то девушку. Краше её горы не видывали. И хочет Чёрный Хожа, чтобы она стала его женой. А девушка на него глядеть не может, сидит, слезы льёт. Чёрный Хожа прослышал, что похищенная красавица любит купаться, и заставил своих слуг вырыть большую яму, обложить дно и стены её светлым камнем. Хочет её задобрить, расположить к себе. И приказал мне наполнить яму водой, чтобы девушка могла купаться.
   — Хотел бы я взглянуть на эту красавицу; не можешь ли ты проводить меня в замок? — спросил юноша.
   — Если ты хочешь этого, то сейчас как раз подходящее время. Чёрный Хожа завалился спать. Раньше чем через неделю он не проснётся.
В другое время, когда он на ногах, я не решусь тебя вести в замок: он убьёт тебя, а заодно и меня прикончит. Следуй за мной, за доброту твою я проведу тебя в замок.
   Служанка Чёрного Хожи привела юношу в замок и показала похищенную девушку: она сидела у окна, смотрела вдаль и плакала. Юноша глянул на неё и вскрикнул: это была Чингаз.
Чингаз оглянулась, всплеснула руками от радости» выбежала к нему.
   — Чингаз, как ты очутилась здесь? — спросил юноша.
   — Чёрный Хожа нагрянул к нам, погубил моих родных, разорил наш дом, а меня увёз с собою.
Хочет, чтобы я стала его женой. Все в страхе перед ним, никто прекословить не смеет. Но я лучше погибну, чем стану его женой.
   — Что ты знаешь о силе Чёрного Хожи?
   — У него девять голов и сила девяти богатырей. Ни один человек не победит его в бою. Ездит Чёрный Хожа на волшебном коне. За одно мгновение этот конь покрывает семидневный путь, перелетает через семь горных хребтов, пересекает семь глубоких ущелий, проносится над семью широкими реками.
   — Давай убежим отсюда, пока спит Чёрный Хожа. Его сон продлится неделю, а за неделю мы уедем так далеко, что и на волшебном коне чудовищу нас не догнать.
   — Что ты, что ты! Едва мы отъедем от замка, конь Хожи разбудит его и они настигнут нас.
    — Хорошо, — ответил юноша, немного подумав, — мы поступим по-другому. Я вернусь на берег реки и буду там ждать. Когда Чёрный Хожа проснётся, притворись, что готова покориться ему. Сделай вид, что восхищена его силой. Похвали его коня и скажи: «О Чёрный Хожа! Какой быстрый конь у тебя! Наверно, ни один богатырь на земле не имеет такого! В каком табуне ты раздобыл его?» Выведай, откуда привёл Хожа своего коня, я добуду такого же, и мы сможем бежать.
    Чингаз согласилась. Юноша вернулся к реке и стал ждать. Прошло семь дней, проснулся Чёрный Хожа. Чингаз заговорила с ним, начала восхищаться его силой, похвалила коня и как бы невзначай спросила, и^ какого табуна он достал такого коня.
    Сначала Чёрный Хожа насторожился. «Зачем ей знать, откуда я привёл своего коня? — подумал он, но тут же себя успокоил: — Ничего, из того табуна, где вырос мой конь, второго никому не добыть. Многие пытались, да жизни лишились». И стал охотно рассказывать:
    — Коня мне подарил мой старший брат. За семью горами, на восьмой стоит каменный замок.
 Его хозяин — мой брат. Много у него богатств, но пуще всего дорожит он тремя волшебными кобылами. Жеребята этих кобыл по силе равны моему коню. За волшебными кобылами смотрит старая Жеры-баба. От моего брата она получила строгий наказ: если кто-нибудь захочет добыть волшебного жеребёнка, должен три Ночи подряд пасти кобыл, а наутро пригонять их к замку. За это он получает жеребёнка. Тому, кто возьмётся пасти кобыл, но не справится с ними, мой брат отрубает голову и сажает на кол. Восемьдесят три кола окружают замок. Восемьдесят два из них уже уставлены головами тех, кто дерзнул пасшей волшебных кобыл и не справился. Только на одном нет головы: он ждёт восемьдесят третьего смельчака.
   Рассказал Чёрный Хожа девушке всё это и умчался на разбой. А Чингаз пришла к молодому джигиту и передала ему свой разговор с чудовищем.
   — Я добуду чудесного жеребёнка! — воскликнул джигит. — А если нет — пусть моя голова украсит восемьдесят третий кол. Всё равно без тебя мне жизнь не жизнь.
   Попрощался он с Чингаз и поехал. Ехал джигит, ехал и одолел семь гор, а на восьмой увидел замок. Когда стал приближаться к этому замку, навстречу вышла Жеры-баба.
   — Здравствуй, Жеры-баба, да будет твой день хорошим! — сказал он почтительно.
   — Здравствуй, юноша, здравствуй. Да будет твой путь благополучным! Какая беда привела тебя сюда? — спросила Жеры-баба.
   — И верно беда, Жеры-баба. Нужен мне жеребёнок от волшебной кобылы,—ответил юноша.
   — Нет, не добыть тебе жеребёнка. Посильнее тебя джигиты приезжали, да тут и остались: погляди — вот здесь их головы, на восьмидесяти двух колах. Боюсь, как бы твоя голова не заняла восемьдесят третий кол. Возвращайся лучше домой.
   — Никак нельзя мне без жеребёнка возвращаться. Скажи лучше, что я должен сделать, чтобы раздобыть его.
   — Три ночи подряд надо пасти трёх волшебных кобыл. Ни одна из них не Должна пропасть; каждое утро их надо пригонять к замку целыми и невредимыми. На четвёртый день получишь первого жереДрнка, какой родится. Если не уследишь, потеряешь хоть одну кобылу, — быть твоей голове на колу. Ночи здесь ненастные: до самого рассвета бушует ураган, не переставая льёт дождь, падает град, грохочут небеса и содрогаются горы. Стоит тебе моргнуть — кобыл не станет. А не приведёшь их утром — казнит тебя старший брат Чёрного Хожи… Одумался бы ты лучше, пока ещё не поздно.
   — Спасибо, Жеры-баба, на добром слове, но позволь мне попытать своё счастье. А упущу кобыл — пусть их хозяин делает со мною что хочет.
     Вечером погнал джигит волшебных кобыл в лес. Кобылы паслись, а юноша не сводил с них глаз. В полночь налетел ураган, пошёл проливной дождь, посыпался град, загрохотали небеса, стали содрогаться горы. Но юноша сидит не шелохнётся, за кобылами смотрит.
     — Ассалам алёйкум! — раздалось вдруг за его спиною.
     Юноша обернулся — никого. И в тот миг, когда он оглянулся на голос, кобыл не стало. Он туда, он сюда — нет их нигде. Весь лес осмотрел, запыхался, измучился и присел под дерево. Вдруг, откуда ни возьмись, на дерево опустился орёл.
     — Узнаёшь меня, добрый джигит?
     — Орлов на свете много. Могу ли я каждого знать?
     — Я тот самый, которого ты спас когда-то на озере. Летел я мимо и увидел при свете молнии, что ты сидишь пригорюнившись. Может, беда какая приключилась с тобой?
     Джигит рассказал ему всё по порядку.
     — Жди меня и не скучай, я скоро вернусь, — проговорил орёл и исчез в темноте.
     Облетел он весь свет, осмотрел семь горных хребтов — кобыл не нашёл; спустился в семь подземелий, но и там кобыл не нашёл. Решил напоследок подняться на самую, далёкую и высокую гору. Глядит — пасутся там три кобылы. Стал орёл погонять их большими своими крыльями, пригнал к юноше и сказал:
     — Вот твои кобылы! Я рад, что смог тебе отплатить добром за добро. Пусть будет тебе, удача!
 Едва стало светать, юноша пригнал к замку всех трёх кобыл. Жеры-баба сказала:
     — Трудно ли было тебе, легко ли — не знаю, но в первую ночь кобыл ты уберёг. Это удавалось немногим. Но ждут тебя ещё две ночи, потруднее первой. Гляди в оба, если уцелеть хочешь.
    На вторую ночь юноша опять погнал волшебных кобыл в лес. А сам думает: «Теперь-то я не поддамся никакому обману».
    Страшнее, чем в прежнюю ночь, налетел ураган, посыпался град, загрохотали небеса, затряслись горы. Правду сказала Жеры-баба: вторая ночь была пострашнее первой. Но джигит держался стойко и не сводил глаз с волшебных кобыл.
    — Ассалам алейкум! — проговорил кто-то в стороне, когда волнение природы достигло своего предела.
    «Теперь-то меня не проведёшь», — подумал джигит. Он не стал оборачиваться и только чуть-чуть скосил глаза туда, откуда раздался голос. Но и этого нельзя было делать: кобылы мгновенно исчезли. Он туда, он сюда, а их и след простыл. Обыскал юноша весь лес и в изнеможении прислонился к дереву, стоявшему у большого пруда.
Вдруг из воды высунулась рыба:
   — Узнаёшь меня, добрый юноша?
   — В воде много рыб. Могу ли я знать каждую?
   — А я та самая, которую ты спас, не дал задохнуться. Какая беда приключилась с тобой?
   Джигит рассказал ей всё по порядку.
   — Жди меня и не скучай, я скоро вернусь, — промолвила рыба и скрылась в воде.
   Осмотрела она семь рек и озёр — кобыл не нашла. Пересекла семь морей — кобыл не повстречала. Решила напоследок заплыть в восьмое море, самое далёкое и глубокое. Глядит — на морском дне три кобылы пасутся. Принялась рыба погонять их хвостом да плавниками, пока не пригнала к юноше.
   — Юноша, вот твои кобылы! Я рада, что смогла отплатить за добро добром! Пусть будет тебе удача! — проговорила она и уплыла вглубь.
   Когда стало светать, юноша пригнал всех трёх волшебных кобыл к замку. Жеры-баба сказала:
   — Ни одному джигиту не удавалось ещё удержать этих кобыл две ночи подряд. Ты оказался храбрым и терпеливым, и я бы не хотела, чтобы на третью ночь ты упустил кобыл. Будь зорким — третья ночь самая трудная.
   Вечером юноша в третий раз погнал волшебных кобыл в лес. В полночь на землю обрушился ураган невиданной силы. Дождь хлынул потоком. Град, казалось, побьёт всё живое. Грохотало небо, горы падали одна за другой. Но кобылы паслись, не обращая внимания на непогоду. А джигит, укрывшись под большим деревом, не сводил с них глаз. «Сегодня меня никто не обманет», — думал он.
    — Ассалам   алейкум! — прогремело   вдруг сзади,
    Юноша мигнул от неожиданности. Но и этого  нельзя было делать: кобылы, исчезли. Он туда, он сюда, а кобыл как не бывало. Весь лес обыскал, промок до нитки, измучился и, обессилевший, прислонился к дереву, не зная, как дальше быть. Вдруг, откуда ни возьмись, появился перед ним волк.
    — Узнаёшь меня, добрый джигит?
    — Волков в лесу много. Могу ли я знать всех?
    — А я тот самый, которого ты вытащил из ямы. Какая беда с тобой приключилась?
    Джигит рассказал ему всё по порядку.
    — Жди меняй не скучай, я скоро вернусь, — проговорил волк и умчался.
   Пересек волк семь лесов — кобыл не нашёл. Обегал все ущелья — кобыл не нашёл. Напоследок решил забежать в самый глухой и далёкий лес. Глядит — в дремучем лесу три кобылы пасутся. Завыл волк, погнал кобыл к джигиту. А когда пригнал, то промолвил:
   — Юноша, вот твои кобылы. Я рад, что сумел отплатить тебе добром за добро, — и скрылся в лесу.
   Когда стало светать, юноша погнал волшебных кобыл к замку. Жеры-баба встретила его такими словами:
   —- Ну что ж, юноша, ты заслужил жеребёнка. Но как только он родится, с горы на него поползут огромные муравьи, захотят его съесть. Сумеешь спасти от них жеребёнка — будет он твоим. А не сумеешь — останешься ни с чем.
   Стоит джигит и ждёт. И всё случилось так, как сказала Жеры-баба.
   Когда жеребёнок родился, поползли к нему  со всех сторон муравьи — каждый величиной с папаху. Джигит выхватил шашку, стал их рубить направо, налево и первым подскочил к жеребёнку и сел на него верхом. Почуяв на себе всадника, жеребёнок помчался вперёд. Он поднимался в поднебесье, опускался в горные ущелья, облетел много земель, вернулся к замку Жеры-бабы, взвился на дыбы и проговорил человеческим голосом:
   — Ты всё ещё на мне, песчинка?
   — Ты ещё дышишь, слабоногий? — ответил джигит.
   Снова помчался жеребёнок, побывал в семи ущельях, семь раз взлетал в поднебесье, облетел много земель, вернулся к замку, взвился на дыбы и опять спросил:
— Ты всё ещё на мне, песчинка?
    А юноша крепко огрел его кнутом и крикнул:
    — Ты ещё дышишь, слабоногий?
    В третий раз рванулся жеребёнок вперёд, побывал в семи ущельях, семь раз взлетал в поднебесье, облетел много земель, вернулся к замку, взвился на дыбы и удивился:
    — Ты всё ещё на мне, песчинка?
    А юноша опять ударил его и спросил:
    — Ты ещё дышишь, слабоногий?
    — О смелый юноша, — проговорил жеребёнок, — я убедился, что ты достойный наездник. Отныне я выполню всё, что ты прикажешь. Позволь только в последний раз напиться материнского молока.
   Напился он материнского молока и сразу из жеребёнка превратился во взрослого коня.
   — Теперь садись на меня. Поскачем, куда пожелаешь.
   Юноша попрощался с Жеры-бабой, вскочил на коня, и конь взвился в воздух.
   — Куда путь держать? — спросил он у своего седока.
   Джигит рассказал всё по порядку.
   — Сейчас мы полетим к Чёрному Хоже. Надо выручить из неволи мою невесту, прекрасную девушку Чингаз, — сказал он.
   Услышав эти слова, конь вдруг приуныл. Джигит заметил это и спрашивает:
  — Что случилось с тобой? Пока я не упоминал о Чёрном Хоже, ты резвился, а теперь приуныл.
О чём ты призадумался?
   — Конь Чёрного Хожи — мой старший брат. Боюсь, что мы не сможем ускакать от Чёрного Хожи.
   — Что бы ни случилось, надо спасти Чингаз!
   Когда они подъехали к замку, где томилась в неволе Чингаз, Чёрный Хожа опять спал. Все дни и ночи девушка не смыкала глаз, дожидаясь джигита. Как только она увидела его, выбежала навстречу, села рядом с джигитом на коня и сказала:
    — Теперь надо мчаться, пока Чёрный Хожа не проснулся.
    Джигит пришпорил коня, и они полетели быстрее ветра. Но конь Чёрного Хожи успел их заметить. Он выломал железные двери, выбрался из конюшни и разбудил девятиглавое чудовище.
    — Скорее садись на меня. Увезли Чингаз.
    — Может, поедим сначала?
    — Нет, Чингаз сидит на моём младшем брате. Если не поспешим, не догнать мне его.
    Разозлился Чёрный Хожа, схватил свою девятипудовую булаву и вогнал в землю на пятнадцать локтей. Но тут же выдернул, вскочил в седло и пустился в погоню, избивая коня булавой.
 Скоро они стали настигать беглецов.
    — Мы с тобой братья. Остановись, пожалей меня, не то Чёрный Хожа забьёт меня до смерти своей булавой! — взмолился конь Чёрного Хожи.
    А младший брат ответил ему:
    — Не могу я отдать своего хозяина злому Хоже на расправу. Притворись, что испугался чего-то, остановись вдруг — он и вылетит из седла. И мы умчимся от него вместе. Хозяин мой —  джигит добрый. Он не станет тебя избивать, как Чёрный Хожа.
    — Тогда скажи своему седоку, чтобы он уронил чёрную бурку. Я притворюсь, что испугался её.
    Разговор коней не понимали ни юноша, ни Чёрный Хожа. Конь юноши объяснил ему, о чём он сговорился с братом своим. Юноша тут же обронил бурку. Конь Чёрного Хожи притворился что испугался её, и отпрянул в сторону. Чёрный Хожа вылетел из седла и свалился на острые камни. Прежде чем он пришёл в себя, джигит подъехал и отрубил ему все девять голов.
    — Теперь садитесь на меня, дайте отдохнуть моему младшему брату, — сказал юноше конь Хожи.
    Пересел джигит на старшего коня, посадил Чингаз рядом с собой, и поехали они дальше ещё быстрее. Скоро доехали до места, где жил джигит.
    Родители очень обрадовались, бросились их встречать, обняли сына и его невесту; мать повела их в дом, а отец взял под уздцы волшебных коней и отвёл в конюшню.
   Из аула в аул, во все концы разнеслась весть о счастливом возвращении молодого джигита. Со всех сторон стали сходиться люди. Они спешили взглянуть на Чингаз, прекраснее которой горы ещё не видели. Пришла и  злая колдунья, которая отправила с юношей своего слугу.
   — Где же твой товарищ? — спросила она.
   — Он остался лежать у большого дуба, — ответил джигит и прогнал её прочь.
   Была затем свадьба. Семь дней и семь ночей длилась она. Народу пришло видимо-невидимо. И стали молодые жить, счастью своему радоваться, детей растить. И говорят, если у Чингаз рождался сын, то становился он самым сильным, самым смелым джигитом на свете. А если рождалась дочь -становилась она самой красивой и была самой доброй на свете.
Халва RU CPS

Читайте также:

Народная медицина